Местные выборы в 201 объединенной территориальной общине состоялись накануне во всех областях Украины.

 

Голосование сопровождалось рядом нарушений, среди которых подкуп избирателей, неправильные фамилии или отсутствие кандидатов в списках, с опозданием открытые избирательные участки, нападения неизвестных и попытки испортить избирательную документацию.

 

В общем Комитет избирателей Украины заявляет о криминализации избирательного процесса в ряде объединенных общин. Также отмечают низкую эффективность работы Министерства внутренних дел в части предупреждения избирательных преступлений.

 

Особенности местных выборов проанализировал в эфире радиостанции Голос Столицы политический эксперт Андрей Золотарев.

 

Отражают ли заявленные нарушения общую тенденцию украинского избирательного процесса, или скорее это особенности местного голосования?

 

— Дело в том, что в целом можно согласиться с тем, что тренды украинской политики очень четко проявились в этих выборах. К сожалению, еще далеко не все понимают суть административной реформы и то, что объединенные территориальные громады это чуть меньше, чем район, и чуть больше чем просто сельсовет. Но я бы не стал проводить прямые параллели, многие эксперты, коллеги, очевидно, хорошо простимулированные, уже поспешили заявить, что дескать вот результаты выборов подтверждают последнюю социологию. Это в корне не так, поскольку нельзя сравнивать выборы в местные органы власти с выборами в ВРУ.

 

Имеется ввиду не политическая составляющая, а технологическая.

 

— Из политтехнологий ничто не ново под луной. Все те же старые хорошо апробированные политтехнологии, единственное что добавилось, то что теперь есть фактор силы, скажем так, фактор крепких парней прочно прописался в украинской политике и эти выборы это подтвердили. Такая острая приправа в украинской политической кухне. И по прежнему на этих выборах правили бал админресурс и технологии социальной коррупции. Просто то, что раньше называлось так деликатно нарушениями, теперь приобрело четкие очертания криминализации украинской политики. 

Выборы на Донбассе: либо по-нашему, либо никак — депутат БПП
© © Photo: RIA Novosti/ Ramil Sitdikov
В КИУ озвучили результаты выборов глав теробщин

 

Это отдельные случаи или просто проба пера?

 

— Это то, что знаем, то, что получило огласку благодаря масс-медиа. А так, те люди, которые работали на этих довыборах, говорят что присутствие… раньше их называли титушками, теперь это как-то уже неполиткорректно, ибо Вадим Титушко оказался все-таки патриотом Украины, крепкие парни присутствовали везде.

 

Они не везде вели себя агрессивно?

 

— А вот другое, то, что такая острая ситуация возникла в Майском, где собственно стоит не столько политический вопрос, а вопрос о 5 тыс. гектарах земли, вокруг которой завязана местная политика. Вот там это действительно получило такой резонансный выход.

 

В чем еще вы видите криминализацию?

 

— Массовый подкуп. Собственно, подкуп избирателей это уголовно наказуемое деяние, но у нас полиция занимает роль такой обезьянки: ничего не вижу, ничего не слышу, на этих выборах. Их можно понять, многие полицейские — местные парни, которые не хотят портить отношения с сильными мира сего. Но вот такое явление — политическая коррупция, было повсеместно.

 

Ходят слухи, что подкуп — это не традиционная гречка, а деньги.

 

— И шашлычки, и гроши. Каждый проявлял изобретательность, как мог. И, естественно, пресловутый админресурс. Когда многих сельских голов прямо ставили перед выбором: или в БПП, или в сад. 

Политолог Олег Саакян ВИДЕО
Саакян: местные выборы — генеральная репетиция перед парламентскими

 

По факту подкупа на этих выборах открыто только четыре уголовных производства, а выборы проходили более, чем в 200 территориальных общинах.

 

— Вот вам и картина маслом. Дело в том, что для того чтобы схватить за руку подкупающих, для этого нужна политическая воля и профессионализм правоохранителей. Ни того, ни другого нет.

 

В целом, какие методы влияния на избирателей сейчас становятся наиболее популярными?

 

— Понятно, что это выборы местные, удельный вес политической рекламы. Судя по неудовлетворенности полиграфистов регионов, заказывали рекламу очень мало.

 

Она просто не срабатывает или нет денег?

 

— А зачем тратиться, если технология выборов была организована таким образом, что пул своего избирателя сформировался задолго до выборов, а дальше технология мобилизации и привода этих людей за руку на участок, и контроль, естественно, чтобы дебет сошелся с кредитом.

 

Можно ли отсутствие политической рекламы назвать позитивной тенденцией?

 

— К сожалению, вот тот процент явки показывает, что большая часть все-таки избирателей эти выборы проигнорировала. А зря. Объединенные территориальные общины, особенно на периферии, это будут органы власти, которые будут максимально приближены к населению и гражданам. А вот как раз индифферентность граждан по отношению к этим выборам, это не очень хороший показатель. Она показывает социальную инертность, пассивность, разочарование в политике как таковой. И сама по себе система выборов, ведь мы-то избираем, очень часто-густо критикуем Россию, но модель выборов, она просто срисована с той модели, по которой избиралась Дума в городе Санкт-Петербурге. А это не лучший образец избирательного права.

 

Ранее эксперт Института политического образования Александр Солонтай заявлял о том, что на выборах в терробщины местные олигархи хотят удержать власть любой ценой.

 

А аналитик гражданской сети «Опора» Александр Клюжев считает, что местные выборы стали опасными для украинцев. 

Ольга Айвазовская
Выборы в теробщинах: местные чиновники открыто нарушают закон — Айвазовская