В пятницу Организация экономического сотрудничества и развития должна представить G20 план реформы мировой налоговой системы. В предыдущих отчетах организации необходимость налоговой реформы обозначена термином «срочно». Экономический и международный обозреватели радиостанции «Голос Столицы» Павел Ильяшенко и Алексей Бобровников поделились своим пониманием очертаний будущей налоговой революции.

«Голос Столицы»: Зачем чиновникам налоговая реформа, к тому же глобальная? В бюджетах нет денег, и политики ищут новые способы сравнительно честного отъема средств у среднего класса?

Павел Ильяшенко: На самом деле, когда возникали обвинения, особенно в Великобритании тех же Apple, Amazon в том, что глобальные мультикорпорации не платят налоги в полном объеме, то говорили, что современная налоговая система такая, что если у вас достаточно денег, то вы можете заплатить ровно столько налога, сколько захотите. Т.е. когда у вас доход больше определённого уровня, вы можете нанять консультантов, и они вам сделают любую налоговую ставку в любой стране.

Алексей Бобровников: Google в прошлом году заплатил около 5 млн фунтов, заработав 400 млн. Очень щадящая ставка.

Павел Ильяшенко: Отчёт одного из центров работы с реформой ОЭСР, называет современную налоговую систему такой, что только наивные платят налоги. Т.е. если вы не хотите работать с современными финансовыми инструментами и консультантами, или у вас нет денег, тогда вы просто наивный человек. Но здесь есть два момента. Разных людей интересуют разные вещи. Европейских политиков внутри самой Европы, конечно же, интересует распределение налоговых доходов. Компания может работать в десяти европейских странах, а платить налог только в двух. Естественно, хочется, чтобы налоговые поступления распределялись и между государствами. Другой момент, который интересует уже более серьезные страны, такие как Великобритания, США и международные организации, касается снижения налоговой базы. Благодаря многим возможностям, компаниям легче сейчас уходить от налогов, чем, например, это было 10 лет назад. Деньги прячутся в оффшорах, используется трансфертное ценообразование и т.д.

Алексей Бобровников: Насколько я понимаю, они хотят добиться централизованной системы получения информации друг от друга. Но каким образом они это сделают? Хорошо, вопрос о Великобритании и США не стоит. У них уже, я уверен, это работает. Но как наладят связь другие страны? Каким образом собираются сверху ввести нормы, которые потребуют от неблагополучных членов Евросоюза играть по тем же правилам?

Павел Ильяшенко: Отмечу, что налоговая система в мире сейчас настолько децентрализована, что попытка провести глобальную реформу фантастически утопична. Как же выглядит ситуация сейчас? Есть Европейская комиссия, которая пытается создать европейский банковский союз и пытается продвигать идею панъевропейской налоговой системы, чтобы там можно было заложить формулу, по которой, например, будут прослеживаться прибыли, получаемые компаниями, работающими в Европе. Регулятор будет смотреть, где именно формируются доходы предприятий, и согласно этим частям и соотношениям будут распределяться налоговые поступления. Еврокомиссия подхватывает эту идею, ОЭСР презентует «большой двадцатке», а последняя напишет еще кучу декларативных документов. Но очень важно, чтобы именно Еврокомиссия подхватила инициативу и попробовала интенсивнее двигаться в плане создания панъевропейской системы. Здесь, может быть, мы что-то и получим.

Алексей Бобровников: Вот что еще интересно. Мы, по-моему, забыли об этой штуке, но десять лет назад она была очень актуальна в Украине. Я говорю об организации FATF, которая, как помним, десять лет назад очень сильно напугала местный бизнес и местные банки, когда мы находились у них в этом «черном списке». И реально был страх перед тем, что транзакции могут быть заблокированы, кто-то из американцев даже уже блокировал эти операции украинскими банками. Коллапса никакого не было, но страх был. И вот эта организация FATF предложила, и как бы уже разработала рекомендации, насколько я понимаю, приравнивать операции по уклонению от налогов почти к террористическим актам. Т.е. они их рассматривают, во всяком случае, в одной плоскости. Вот это интересно.

Павел Ильяшенко: Это хороший кнут, но тут есть большая проблема. Да, крупный бизнес реально обнаглел - люди не платят налоги, и будем честными, на самом деле делают, что хотят. Здесь нет вопроса - государство наезжает на малый и средний бизнес. Вопрос к очень жирным котам, которые из-за негармоничного законодательства могут делать всё, что они захотят. Но есть вторая сторона медали. Налоговое законодательство настолько отстало от современного времени, от понимания, как делается бизнес онлайн. На примере того же «Айфона» можно посмотреть, насколько налоговое законодательство не понимает, как он производится и даже метод учёта экспорта-импорта, которым сейчас пользуются, уже достаточно давно не отражает реальных потоков капиталов и товаров. Поэтому когда вы в какой-то развитой стране смотрите на экспорт и импорт, и думаете, что в зависимости от того, что там получается, будет прослеживаться влияние на курс доллара, вы ошибаетесь, потому что экспорт и импорт США не отражает реальности того, что происходит на самом деле.

Алексей Бобровников: Какие сложные вещи. Мне интересно, где будут сидеть главные полицейские: этот будет FATF в Париже или это будут люди в Вашингтоне и Лондоне?

Павел Ильяшенко: Пока рано об этом говорить. Наверное, еще год будут заниматься разработкой каких-то идей именно на теоретическом уровне. Сейчас этим отчётом, о котором мы говорим, заканчивается двухлетняя работа аналитиков и экспертов. Мы сначала увидим, насколько они продвинулись в своём понимании того, что происходит. И тогда на региональном европейском уровне начнутся первые инициативы, и оттуда придет, наверное, все самое интересное.