Единственная политическая сила в истории независимой Украины, которая имела свое представительство во всех семи созывах, возвращает утраченные позиции.

Когда на выборах 2006 года Коммунистическая партия Украины, набрав 3,96% голосов, едва проскочила в Верховную Раду, многие ставили на этой политсиле жирный крест. Казалось, что по завершении V созыва коммунисты починут с миром в политическом небытии вместе с пионерскими галстуками, очередями, колбасой по 2.20 и другими атрибутами идеологии, страны и режима, которые перестали быть актуальными двадцать лет назад.

Но уже на следующих, досрочных, парламентских выборах они, как зомби из Мавзолея, ожили с более пятипроцентным результатом. А на выборах 2012-го за Компартию отдали свой голос более 13% избирателей. Единственная политическая сила в истории независимой Украины, которая имела свое представительство во всех семи созывах, возвращает утраченные позиции.

История существования Коммунистической партии в условиях независимости Украины началась с запрета ее деятельности из-за участия в попытке государственного переворота 19-21 августа 1991 года (ГКЧП). Но уже через два года партия возродилась и на выборах 1994 года и получила наибольшее количество мандатов в Верховной Раде. После ликвидации КПУ значительная часть вчерашних коммунистов примкнула к созданной Социалистической партии Украины Александра Мороза, которую впоследствии расколола Наталия Витренко. Так появились три мощных игроков левого фланга украинской политики, которые до 2002 года имели свои фракции в Верховной Раде.

На выборах 2002-го не преодолела проходной барьер партия Витренко, в 2007-м - Мороза; обе маргинализировались - в последних выборах Прогрессивная социалистическая партия Украины даже не участвовала, а СПУ получила 0,45% голосов. Регулярные попытки объединить "Украинских левых" не были убедительными и не имели последствий. Компартия осталась единственной мощной силой с социалистической идеологией, она тоже пережила раскол, вызванный амбициями лидера крымских коммунистов Леонида Грача, но сумела выстоять.

Декларируемые Компартией рабоче-крестьянские идеи плохо сочетаются с образом жизни, который ведет большинство ее лидеров. Однако, несмотря на всю карикатурность анахронической советской риторики, коммунисты последовательно придерживаются своих лозунгов, что позволило им сплотить ядро электората. Этим ядром являются люди пенсионного и предпенсионного возраста, ностальгирующих за жизнью в Союзе. Соцопрос социологической компании "Рейтинг" подтвердил, что 10% украинцев идентифицируют себя как "советский человек". С сентября 2010 года по август 2012-го этот показатель вырос на 2%.

По данным экзит-пола той же компании "Рейтинг", 76% нынешнего электората коммунистов - люди старше 45, треть - 65 лет. Несмотря на распространенное мнение, что электорат Компартии постепенно вымирает, на этот раз именно люди старшего возраста стали залогом успеха красных. Ведь люди старше 50 лет являются наиболее дисциплинированной частью избирателей, они привыкли ходить на выборы еще в советские времена, когда это было обязательно. Несмотря на то, что в общей структуре избирателей тех, кому за 50, только 42%, среди тех, кто пришел проголосовать, их оказалось 49%. Зато, молодежи от 18 до 34 лет среди избирателей в целом 33%, а проголосовать пришли только 26%. Такая тенденция вполне на руку Компартии.

В течение избирательной гонки коммунисты не только не идентифицировали себя с властью, частью которой они фактически являются, но и всячески критиковали ее. Такое поведение, характерно для КПУ с момента ее возрождения в 1993 году, впрочем, никогда не мешало ему сотрудничать с властью в парламенте и правительстве. Как отметил Левко Лукьяненко: "Компартию купили и приручили во времена Кучмы". И во времена Кучмы, и во время оранжевой пятилетки, и после прихода к власти Партии регионов Компартия умело конвертировала свою "золотую акцию" в хлебные должности и материальные блага.

Умение быть при власти и казаться вне ее помогло коммунистам и на этот раз: согласно опросу "Рейтинга", 54% сторонников КПУ собирались выбрать эту политическую силу в знак протеста против курса Виктора Януковича, и лишь 18% - в знак его поддержки. Власть, со своей стороны, была заинтересована в том, чтобы голоса тех избирателей, которые разочаровались в Партии регионов, перетекали не к оппозиции, а к политической силе, с которой всегда можно договориться.

Впрочем, мириться с успехами коммунистов регионалы были готовы лишь до того момента, когда они начинали угрожать их собственным победам. И, в отличие от, например, представителей Народной партии Литвина, с красными мажоритарными округами не поделились.

Одного из коммунистов у власти, председателя Государственной таможенной службы Игоря Калетника, вспоминают среди ключевых спонсоров избирательной кампании Компартии. "Украинская Неделя" называет в числе тех, кто финансирует КПУ российского бизнесмена Константина Григоришина, братьев Игоря и Григория Суркиса, а также российскую власть. Газета "День" добавляет к этому перечню экс-руководителя Государственного управления делами (ГУД) времен Ющенко Игоря Тарасюка, владельца торговой марки "Наша ряба". Подозрения относительно последнего подтверждает аналитик Виталий Филипповский, а политолог Михаил Басараб утверждает, что инвестиции Тарасюка у коммунистов связаны с тем, что партия в новом парламенте попытается взять под контроль агропромышленный сектор. Представители же самой Компартии и ее лидер утверждают, что собирали деньги на кампанию в течение двух лет.

Помогла коммунистам на этих выборах и четкая поляризация украинского общества во время избирательных кампаний, которую можно проследить с 2002 года. Анализируя результаты пропорциональной части выборов, можно убедиться, что суммарные результаты условно "пророссийских" и "проукраинских" политсил каждый раз были примерно одинаковыми.

Например, в 2002-м "Наша Украина", Блок Юлии Тимошенко и Соцпартия получили вместе 38,02%, а Компартия, "За Единую Украину" и СДПУ (о) - 37,7%.

В 2006-м БЮТ, "Наша Украина" и СПУ собрали 41,93%, а Партия регионов, КПУ, Народный блок Литвина и Народная оппозиция Натальи Витренко - 41,17%.

На досрочных выборах 2007-го регионалы, коммунисты, Литвин и ПСПУ Наталии Витренко получили 45,04%, а БЮТ и "Наша Украина - Народная Самооборона" - 45,21%. Здесь нужно вынести за скобки 2,86% Соцпартии, за которую после перехода из оранжевого в бело-голубой лагерь могли голосовать как "пророссийские", так и "проукраинские" избиратели.

Картина несколько изменилась на выборах 2012-го: если раньше разница между суммарным результатом "пророссийских" и "проукраинских" не превышала 1%, то теперь оппозиционные "Батькивщина", "УДАР" и "Свобода" получили 49,94%, а Партия регионов с коммунистами - 43,18%.

Преимущество оппозиции можно объяснить несколькими факторами: во-первых, радикальным разочарованием в команде Януковича значительной части ее традиционных избирателей, во-вторых, исключением из бюллетеней графы "не поддерживаю ни одного кандидата", в результате чего голоса "протывсихов" отошли оппозиции, прежде всего "Свободе".

Еще одно объяснение состоит в том, что далеко не все сторонники партии "УДАР Виталия Кличко" относятся к условно "проукраинскому" электорату. Отсутствие идеологического наполнения позволило партии Кличко перетянуть на свою сторону часть электората, которая в 2010-м в первом туре президентских выборов отдала голоса за Сергея Тигипко. Такой вывод можно сделать, просмотрев опрос "Рейтинга" о возможном формате сотрудничества в Верховной Раде: 28% тех, кто намеревался проголосовать за "УДАР", поддерживали идею коалиции этой политсилы с Партией регионов. Таким образом, можно предположить, что примерно четверть избирателей "УДАРа" относятся к условной "пророссийской" половине. Если вычесть эту четверть от результата оппозиции и добавить к властному, то получим такие цифры: "проукраинские" партии - 46,44%, а "пророссийские" силы - 46,68%. И снова результат меньше 1%.

В пределах каждой из этих условных категорий голоса избирателей достаточно свободно перетекают от одной политической силы к другой. Пока не произойдет капитального реструктуризации электоральной карты Украины, Компартия, которая сегодня является единственным конкурентом Партии регионов на "пророссийской" половине, имеет шансы удержать свои позиции.

Однако объяснять одним лишь перетеканием голосов 13-процентный результат Компартии вряд ли справедливо. Одной из главных его предпосылок стала грамотная агитационная кампания. Один из авторов ее концепции Андрей Золотарев назвал критерии успеха политсилы, на которую работал: "К чести коммунистов, они сделали ряд правильных практических выводов из кампаний 2007 и 2010 годов, провели работу над ошибками и серьезно подготовились к кампании 2012 года. Коммунисты начали диалог с избирателем не за полгода до выборов, а за полтора. До своего избирателя они пришли раньше, "разбудили" его. Кроме того, коммунистам впервые удалось массово использовать внешнюю и телевизионную рекламу, чего не делалось раньше ". Лозунги, с которыми партия обратилась к избирателям, господин Золотарев называет "максимально четкими, конкретными и реалистичными".

Эти лозунги, стилизованные под агитационные плакаты советского времени и поэзии Владимира Маяковского, были повсюду. Коммунисты впервые в своей истории потратили такие большие средства на избирательную кампанию. Они не чурались никакой рекламы - как легальной (билборды, ситилайты, телевизионные и радиовещания ролики, пресса), так и скрытой - джинсы. Шеф-редактор группы изданий "Телекритика" Наталья Лигачева отметила, что коммунисты очень грамотно выбрали одним из своих инструментов рекламу на телевидении, ведь их потенциальный электорат проводит у телевизора много времени. По подсчетам Первого национального, именно КПУ разместила на этом канале больше рекламы и агитационных фильмов - суммарно на 34 290 секунд (примерно 9,5 часов).

Скрытая реклама была не менее вездесуща легальной - в частности, показательны примеры СТБ и УНИАН. По подсчетам Института массовой информации, каждый пятый заказной материал восхвалял именно Коммунистическую партию. По количеству джинсы коммунисты догоняли даже Наталью Королевскую, хотя их скрытая реклама не производила такого навязчивого впечатления и не встретила такого сопротивления общества, как джинса "Украина - Вперед!".

Использовали коммунисты и свой медийный ресурс. Телеканал "Гамма", принадлежащий сыну лидера коммунистов Андрею Симоненко, под руководством жены Петра Николаевича Оксаны Ващенко стал рупором КПУ. Своеобразной платформой для распространения позиции коммунистов стало интернет-издание и информационное агентство "Голос", а одноименную газету бесплатно раздавали в киевском метро. Удачную агитационную кампанию Компартии в медиа связывают прежде всего с менеджерским талантом Оксаны.

Этой кампанией коммунистам удалось доказать, что они - не группка маргиналов, ностальгирующих по Союзу и готовящейся вылететь с политической арены вслед за своим престарелым электоратом, а динамическая политсила, способная меняться, договариваться, делать выводы из неудач и рисковать.

Зато провалом закончилась борьба выдвиженцев Компартии в мажоритарных округах - они не одержали ни одной победы. Даже самые сильные из них, в частности Спиридон Килинкаров, Алла Александровская и Евгений Царьков, не смогли преодолеть кандидатов от власти. Бешеная борьба коммунистки Екатерины Самойлик с регионалом Алексеем Журавко на Херсонщине обеспечила победу "третьей силе" - самовыдвиженцу Федору Негою. Понятие "красного пояса" - части Украины, где население традиционно голосует за коммунистов - уже в прошлом, а электорат КПУ везде в меньшинстве.

Еще одной проблемой на пути к конвертации электоральных цифр в реальные достижения могут стать непомерные аппетиты коммунистов. Получив высокий результат, последователи Ильича попытались диктовать власти свои условия: по словам депутата-оппозиционера Бригинца, коммунисты требовали за вхождение в большинство 300 миллионов долларов. А также, по информации "Зеркала недели", оставить на посту главу таможни Игоря Калетника. Регионалы не поддались и начали формировать большинство самостоятельно, договариваясь с самовыдвиженцами и вербуя "тушек" в рядах оппозиции.

Этот процесс, впрочем, пошел не так гладко, как хотелось бы регионалам - ПР еще недавно заявляла о том, что ей удалось привлечь в ряды своей фракции 223 штыка, но первые дни Рады VII созыва показывают совсем другое. Кроме того, оппозиции удалось "продавить" на последнем заседании ВР предыдущего созыва изменения в регламент, касающиеся личного голосования депутатов. Похоже, что оппозиция, благодаря дракам и блокированию трибуны, всерьез настроена добиваться выполнения этой нормы. Эти события и изменения в регламенте, которые имели целью не позволить КПУ сформировать в новом парламенте фракцию, подтолкнули регионалов и коммунистов к тому, чтобы в конце концов договориться. О том, что им это удалось свидетельствует создание фракции КПУ в парламенте и их синхронное голосование с ПР.

Пока коммунисты заинтересованы быть в тесном контакте с властями и играть роль ручной оппозиции, а Партия регионов им это позволяет. Однако долго ли будет позволять им играть в эту игру их электорат, на благосклонность которого могут претендовать более убедительные пророссийские силы?

Симбиоз с бело-голубой властью, от которого коммунисты фактически стали зависимыми, может сыграть плохую шутку с ними в будущем. Вполне вероятно, что именно Петра Симоненко регионалы попробуют протащить во второй тур 2015-го, чтобы обеспечить триумфальную победу Виктору Януковичу. Этот фокус 1996-го использовал Борис Ельцин в России, а в 1999-м - Леонид Кучма с тем же Симоненко в Украине.

Однако это осуществимо лишь при условии, что оппозиция рассеет голоса своих сторонников, выставив нескольких кандидатов. Если же регионалы будут иметь более выгодного кандидата в соперники-лузеры для Януковича, они могут, дособрав "тушек", отказаться от недешевых услуг Компартии в ВР.

Поэтому конфликт с Партией регионов может стать для коммунистов первым шагом на пути к маргинализации и полному исчезновению с политической арены, которым до них покатились СДПУ (о), СПУ, ПСПУ, НДП, "Наша Украина" и другие некогда могущественные партии.