Она пестрая и текучая. Микротусовки на улицах и площадях, разговоры таксистов, разговоры в автобусах и пригородных поездах, дворовые сплетни и агентство ОБК (одна баба сказала). Все это - пузырьки в том котле, где готовится будущее страны. Политологи и политтехнологи всегда внимательно следят за происходящим на политической улице. Ведь именно там (иногда незаметно, исподтишка) формируются политические настроения, политическая мода и перспективные политические тренды.

Скажем, те, кто смотрел на пузырьков в политическом котле, знали результаты парламентских выборов за три-четыре месяца до обнародования октябрьских экзит-полов. Знали и о том, что именно на этих выборах электоральную стихию не удастся катализировать. Не удастся, как раньше, прогнозируемо направить смоделированые и акцентированные настроения масс в заранее сформированные «русла» партийных брендов.

Качество уличной стихии меняется. Медленно, медленно, но ощутимо. Привычная алхимия политтехнологов в этом растворе настроения не срабатывает или срабатывает неэффективно. Если так называемое «фронтальное положительное позиционирование» еще несколько лет назад позволило Тигипко без лишнего напряжения получить 15% электоральной поддержки, то теперь аналогичная технология потерпела полное фиаско в случае с Королевской и частичного - с УДАРом. Зато технология предвыборной мобилизации оппозиционного электората сработала и здесь. Но без привычного «эффекта мультипликатора». Значительная часть молодежи во время выборов осталась дома, у экранов с «стрелялками», фейсбучнимы хохмочкамы и порносайтами.

Политическая улица стремится к жестким мессиджам, идейным персонажам и креативу. Радикализм даже в откровенно клоунском выполнении собирает сторонников. Партия с крутым названием и рекламой, рассчитанной на вкусы реликтовых гуманоидов, при минимальных ресурсных затратах набрала голосов лишь немного меньше «передовиков». Наступает золотое время для «людей убеждений», демагогов с решительными лицами, любителей камуфляжа и мегафонов.

Но это только внешние сдвиги, не глубинные. Наконец, в первой половине 1990-х мы уже видели разнообразных и креативных персонажей «парка камуфляжной периода». Но тогда не происходило глубинных сдвигов. Тогда большинство народа еще верило в «европейскую перспективу» и построение «гражданского общества». Да и вообще, верило в какую-то социально-экономическую перспективу.

Теперь к народу постепенно доходит, что единой социально-экономической перспективой, которую нам строят, является превращение Украины в «буряковую республику» с латиноамериканским шармом, где двадцать тысяч семей правят сорока миллионами батраков. Соответственно, меняются базовые настроения общества. Прежде дрейфуют к «зоне отчаяния» базовые настроения политической улице. Ведь именно «улица» находится на границе хаоса, где все текучее и переменное.

Если раньше на этом дрейфе строила свои рейтинги официальная оппозиция, то теперь к людям уже доходит простая истина: войны власти и оппозиции не касаются батраков. Войны власти и оппозиции - это войны тех двадцати тысяч семей «Украинский оптиматов», которые никак не могут поделить между собой власть, ресурсы и финансовые потоки. Поэтому «зона отчаяния» политической улице транслирует в общество настроенческую волну поисков.

Поиск № 1: где те «настоящие парни», способные подорвать уродливое социальное сооружение, которое разноцветные номенклатурные упыри построили на руинах СССР?

Поиск № 2: где спрятаны управляющие штабы упырей?

Поиск № 3: кому именно будет выгодно показаться (в глобальном плане) после победы над упырями?

Собственно, электоральные успехи ВО «Свобода», коммунистов и частично УДАР являются вариантами поиска № 1. На «Родину» этот поиск распространяется в том аспекте, в котором рассматривается «настоящая революционерка» Юлия Тимошенко. Часть политической улицы также уверена, что именно ЮТ известны секретные координаты штабов упырей и именно с его подачи международное сообщество готово будет принять такую хитрую капитуляции победителей, за которую не отругает и еще кредитов дадут.

Мировоззренческо-аксиологический хаос, который теперь царит в головах украинцев, снова делает настроения актуальными за размышления. Политики и их гуманитарные технологи на уровне чуйки подстраиваются под эти настроения. Политики уже не рассказывают, как в старые-добрые времена, про «гражданские ценности». Они громко бормочат, что у них «вилы наготове». Они угрожают расправой врагам народа (упырям), однако упрямо не называют этих врагов. Зато «упиревую» имиджевую нишу с подачи политиков временно заполняют до смешного абстрактные «бандиты», работники окружкомов и другие «фальсификаторы». Улица на эти фейки отвечает нежеланием собираться на митинги и украшать собой однообразные маневры политических лузеров. Улица не так понимает, как чувствует: даже очень страшным и толстым кроликам волков не съесть.

Более дальновидные «будители масс» наполняют свои месседжи намеками, что «настоящие буйные» все же есть. Политическую улицу убеждают, что ЮТ готова была идти до конца, но упыри спрятали от народа её волю (архетип «пропавшей грамоты»), что «Свобода» еще скажет свое слово в парламенте (архетип «непокорного братства») и, в конце концов, Запад заставит олигархов восстать против деспотии (архетип Мазепы).

Авторы мессиджей уже понимают, что природа украинской политической улицы не мелкобуржуазная, как в Европе. Что основу отечественного «политического низа» формируют вовсе не хозяева, а разнообразные люмпены, и никакой гражданской консолидации у нас никогда не будет.

Деклассированная постсоветская масса по своей природе не способна на гражданскую консолидацию. Зато она способна эффективно и упорно разрушать реальные вещи ради мифов и призрачных надежд. Их, скажем, при определенных условиях можно поднять на восстание против упырей. Одно лишь беспокоит авторов мессиджей. Они не знают, удастся назначить упырями только конкурентов. Они подсознательно чувствуют, что сами очень хорошо подходят на эту роль. Что достаточно подписать под их упитанными рожами слово «упыри», как политическая улица радостно заверещит: «Вот они! Бей их! "

Стихия потому и стихия, что она неуправляема. Опцию «хаос» легко включить, но трудно ею управлять и еще труднее выключить до полного уничтожения системности. Беда в том, что даже сейчас наши «операторы стихии» не слишком компетентны. Что уж говорить о том недалеком будущем, когда новая волна экономического кризиса выведет на поиски упырей уже не тысячи, а сотни тысяч представителей политической улицы. Что касается власти, то она в Украине, как известно, преимущественно не вооруженного, а барыжного типа. Барыги не долго будут сопротивляться стихии. Как только страх за жизнь перевесит жадность, они организованно отступят на заранее подготовленные позиции - где-то на берегах Кипра.

Думаю, именно политическая улица в «час Х» рекрутирует и выведет на авансцену «атаманов первого призыва». Среди них будет много знакомых лиц. Однако выводить страну (скорее уж территорию) из кризиса будут не они, а атаманы второго или же третьего призыва. Те люди, лиц которых общество сегодня не знает, те, о чьей миссии не догадываются даже они сами. Те, кто пройдет дарвиновский отбор гражданского конфликта и сохранит способность превратиться из вожаков «бригад» и полевых командиров на прорабов системного возрождения. Если кто-то спросит: «А куда же денутся атаманы первого призыва и другие операторы стихии?», То на этот вопрос следует, подражая героям фильмов «экшн», ответить печальной и проникновенной улыбкой.

Но все это в будущем. А теперь даже опытные исследователи «пузырей» не заглядывают так далеко. Они ожидают. Политический бульон близок к кипению. Депутаты новой Верховной Рады готовятся зайти в зал под куполом с настроением гладиаторов. Не все из них политически доживут до 2015 года и, судя по всему, не в этом парламентском составе. Поле для маневра - уже не поле, а узкий туннель. Стихия дышит в спину, и дыхание ее каждый раз печет сильнее.

И самое смешное: все это когда-то уже было под равнодушными небесами.