События последнего месяца дают основания для как минимум трех выводов:

1. Оппозиция проиграла выборы и провалила уличную часть послевыборного противостояния.

Впрочем, при наличии желания и умения, оппозиционеры вполне могли бы побороться и за победу - как рассказывали оппозиционеры с Востока, на отдельных территориях были сфальсифицированы до 20% голосов за Партию регионов по партийным спискам. Но особого вдохновения отстаивать победу или хотя бы (учитывая объективно слабые местные партийные организации на Донбассе, еще и наполнены агентами ПР) поднять максимальный резонанс.

Затяжные «разборки» на отдельных округах, за которыми наблюдала вся страна, стали, в основном, следствием усилий отдельных кандидатов-оппозиционеров, которые поняли, что у них элементарно воруют победу, или, максимум, результатом их кооперации. Как, например, в соседних 194 и 197 округах на Черкасщине, где мажоритарщики Николай Булатецкий и Леонид Даценко активно помогали друг другу (впрочем, успеха это не принесло). В Киеве работу по принципу «один за всех, и все за одного» продемонстрировала «Свобода». При подсчете голосов по 215 (кандидат Андрей Ильенко) и 223 округах (Юрий Левченко) не так уж многочисленные активисты столичной «Свободы» постоянно координировали свои усилия, оперативно перемещаясь из одного окружкома к другому, в зависимости от того, где было более «горяче».

Их коллеги по оппозиции такого рвения не демонстрировали, хотя и владели большими ресурсами (как минимум - сотня людей с депутатской неприкосновенностью), но на проблемных округах, и не на всех, появлялись от силы по два-три действующих нардепов.

Источники говорят о заключенном вскоре после дня голосования пакте между властью и оппозицией. В обмен на капитуляцию власти в двух киевских округах и ее отказ «тараном» пробивать себе незаслуженную победу в четырех других (в которых объявили перевыборы), оппозиционеры отказались от борьбы за два винницких округа и ряд других по всей Украине. Еще в десятке округов оппозиция отказалась от борьбы сама, без каких-либо пактов.

В то время, когда происходили эти переговоры, под стенами ЦИК собралась первая акция протеста - «Второй Майдан», как его поспешили окрестить в соцсетях отдельные романтически настроенные пользователи. Сборище под ЦИК Майдан напоминало меньше всего. Как минимум одна из трех оппозиционных партий (та, которая в сознании украинцев ассоциируется с боксом) решила подстраховаться - и едва не 100% людей, которые держали ее флаг оказались типичными «майданарбайтеров» - постояли три часа и пошли за гонораром.

Поэтому акция под ЦИК выглядела маргинально, а подчеркнуто революционная риторика оппозиционных лидеров - откровенно натянутой. Когда последние покидали митинг, сцена оказывалась под контролем низовых активистов, которые читали в микрофон «стихи про Юлю», или рассказывали какие-то бывальщины из своей жизни - картинка напоминала палаточный городок тимошенковцев на Крещатике, который давно превратилось в вещь в себе. Поэтому послеизбирательного взрыва народного гнева, о котором предупреждали многочисленные аналитики, и на который надеялись оппозиционеры так и не произошло. Причина - или пока недостаточен градус общественного недовольства, или организационное бессилие оппозиционных вождей, которые создали, по выражению Юрия Луценко, «Майдан по вызову».

2. Регионалы подверглись разгрому в Киеве.

Для партии власти большим откровением должны стать результаты мажоритарной кампании в Киеве, где она проиграла 12 округов из 13, а на 223-м добилась лишь перевыборов. Киевляне не восприняли кампанию, построенную на откровенном подкупе и создании искусственного имиджа «крепких хозяйственников» - враждебность к сине-белым, как открытым, так и замаскированным (Олесь Довгий, Галина Герега и другие) заставила их отдать голоса оппозиционерам, некоторые из которых не имели за собой других заслуг, чем баллотирования под брендом ОО.

Особым ударом это стало для фактического руководителя города Александра Попова и его патрона, премьера Николая Азарова. Последний от отчаяния на неблагодарных за открытые станции метро и дорожные развязки киевлян уже на четвертый день после дня голосования призвал жителей города «спросить со своих депутатов (новоизбранных оппозиционеров, которых даже не успели объявить победителями): что они сделали для того, чтобы цена на хлеб в Киеве была стабильной? "

Попов, который уже представлял себя в кресле мэра, наконец понял, что жесткая привязка к ПР и лично Азарова камнем тянет его на дно - и даже заговорил о возможном выходе из Партии регионов.

Регионалы оказались в безвыходной ситуации - выборы в Киевсовет должны состояться весной следующего года (вполне логично - вместе с выборами мэра). Успех сине-белым не светит ни там ни там - парламентские выборы доказали, что регионалов в столице не воспринимают категорически. А Попов уже никак не успеет отделаться от связей с ними. С другой стороны, сдавать стратегическую высоту оппозиции партия власти тоже не может себе позволить.

Как поговаривают в кулуарах, вполне вероятным выходом из ситуации может стать перенос столичных выборов на неопределенный срок. Чтобы либо Попов успел создать себе имидж «независимого хозяйственника», или чтобы найти ему кого-нибудь на замену. Дырявое отечественное законодательство, совместно с юридической виртуозностью и банальным наглостью Банковой делают такой сценарий абсолютно реальным.

3. Партия власти активно вербует депутатов в большинство, оппозиция занята борьбой за внутреннее лидерство.

Стратегическую задачу - получить 226 голосов (желательно, еще и с запасом прочности), Партия регионов выполнила на «тройку», получив по списку и по мажоритарке 185 мандатов. Конечно, сюда сразу следует добавлять «латентных регионалов», для которых самовыдвижение было лишь предвыборной технологией во избежание связанного с ПР негатива (например, вторые половинки вышеупомянутой Галины Гереги и одиозной регионалки Инны Богословской - Александр Герега и Владимир Мельниченко соответственно). Но голосов для самостоятельного большинства все равно не хватает.

В отличие от предыдущих созывов, на этот раз сине-белые не могут рассчитывать на абсолютную лояльность красных: те, как говорят, очень обиделись «беспределом», который ПР делала на лояльных к коммунистам округах юго-востока Украины - в конце концов, КПУ стала единственной фракцией, которая не провела вообще ни одного мажоритарщика.

Последний факт, как известно, может не позволить коммунистам создать собственную фракцию, исходя из норм Регламента ВР. Сами депутаты говорят, что если ПР собственноручно же не сможет натушковать необходимую для большинства количество мандатов (подробнее об этом - далее), к коммунистам им все-таки придется обратиться. В обмен на разрешение создать фракцию те могут присоединиться к большинству. Регламент при этом либо изменят, или банально проигнорируют - регионалам не привыкать.

Однако пока ПР прилагает все усилия к формированию самостоятельного большинства, для которого им нужно завербовать 41 депутата. Главный вектор сейчас направлен на мажоритарщиков, прежде самовыдвиженцев - среди оппозиционеров пока не появилось желающих «затушковаться» с первого дня каденции.

В официальных заявлениях нардепов, в информации источников и других изданий звучат разные цифры: кто-то говорит, что в ПР записалось уже ровно сорок самовыдвиженцев, кто-то утверждает, что нет и тридцати, чаще озвучивается цифра в 38 заявлений на поступление в ПР, что дает регионалам суммарно 223 голоса. Методы вербовки мажоритарщиков традиционно разнообразны: от прессинга бизнеса и угроз членам семьи до банального подкупа или обещаний выделить на соответствующий мажоритарный округ дополнительные средства из госбюджета. Многих пытаются соблазнить должностями - председателей или заместителей комитетов. Для самовыдвиженцев, особенно тех, кто попал в Раду впервые, это является возможностью отлично удовлетворить собственные амбиции (конечно, в обмен на присоединение к большинству).

Ситуация с парламентскими комитетами до сих пор неопределенная. Подготовительная рабочая группа, которая должна решить этот вопрос, за два своих заседания сумела бы избрать себе председателя и назначить дату открытия нового Совета на 12.12.12. Сначала планы регионалов по комитетам были следующими: существенно сократить их количество, получив таким понятную и структурированную большинство в каждом из важных (на парламентском сленге «баблоносних») комитетов, оставив оппозиции только гуманитарную сферу. Теперь же, столкнувшись с несговорчивостью самовыдвиженцев, партия власти вполне может пойти на искусственное дробление комитетов, с тем, чтобы должности достались каждому нужном мажоритарщиков.

Чуть больше уверенности есть с теми самовыдвиженцами, которые не намерены приобщаться к сине-белым. Среди них называют Олеся Дония, Сергея Мищенко, семейно-партийную группу Виктора Балоги (он сам, его брат Петр Балога и кум Василий Петевка), группу Петра Порошенко (он сам, Александр Домбровский, Григорий Заболотный и Владислав Атрошенко).

Впрочем, представители последней группы теоретически еще могут присоединиться к большинству - если сам Петр Алексеевич получит должность спикера. Вскоре после выборов такой вариант часто обсуждался в кулуарах - говорили, что власть таким образом пытается как-то отбелиться перед Западом, мол «вот мы поставили независимого спикера, мы не монополизирует власть».

Но впоследствии такой вариант был отвергнут - кресло председателя парламента слишком важно, чтобы приносить его в жертву чисто имиджевым интересам. Таким образом, наибольшие шансы стать спикером ли Александр Лавринович, который, напомним, перешел на работу в последний Кабмин с должности заместителя председателя ВР и имеет немалый организационный опыт. Его единственный реальный конкурент - еще действующий спикер Владимир Литвин, который окончательно потерял остатки самостоятельности (его вхождения в группу по подготовке работы новой Рады по квоте регионалов - красноречивое тому подтверждение). Сам этим он и может быть выгодным - назначение Литвина позволит более-менее сохранить существующую ныне систему сдержек и противовесов между различными властными группировками. А назначение Лавриновича, которое прожимаете глава Администрации президента Сергей Левочкин (Литвина отстаивает Андрей Клюев), приведет к полному и почти не прогнозируемого переформатирование властной вертикали.

В оппозиции свои хлопоты - существенно повлиять на распределение должностей в Верховной Раде она не может, потому никоим важным креслом ПР с ней, конечно, не поделится. Оппозиционеры это поняли, и, похоже, смогли выжать максимум выгоды из работы подготовительной группы, сразу атаковав регионалов требованием об обеспечении в следующей ВР персонального голосования. На ее первом заседании, оппозиция, пользуясь нерешительностью регионалов смогла 3:00 пиариться перед телекамерами на вопросе о «кнопку», на втором, когда ПР решила все-таки двигаться вперед, быстро покинула заседание, пообещав впредь полностью игнорировать рабочую группу.

Самоустранившись от процесса распределения должностей, бютовцы теперь могут рассчитывать только не второстепенные комитеты и кресло вице-спикера. Последнее - при условии, что оппозиция не посадит в него Александра Турчинова. Собственно, из всех бютовцев комфортным для ПР кандидатом на эту должность был бы Николай Томенко.

Кстати, вариант с проведением именно Турчинова в президиум парламента для части оппозиционеров является оптимальным (хотя тот, по слухам, согласен только на пост первого вице-спикера). Дело в внутриоппозиционной борьбе за право возглавить фракцию объединенной оппозиции, а в перспективе - и единую партию на базе «Батькивщины» и «Фронта перемен», о работе над созданием которой рассказали несколько источников. В случае перехода Турчинова на должность вице-спикера Арсений Яценюк становится безальтернативным кандидатом на должность главы фракции, затем - единой партии, и, соответственно, претендентом на президентское кресло в 2015-м.

Такой вариант развития событий вызывает скрытое недовольство части «старых» бютовцев во-первых, вообще хотели бы создать на базе ОО две отдельные фракции, во-вторых, выступают категорически против фактического поглощения фронтовиками бело-сердечной партии. Впрочем, пока они находятся в меньшинстве и не решаются на открытый конфликт. Именно от того, смогут ли оппозиционеры удержать единство как внутри Объединенной оппозиции, так и между ОО, УДАРом и «Свободой» будет зависеть, смогут ли оппоненты власти активно противодействовать регионалам с самого начала каденции, станет ли этот парламент еще более «послушным», чем раньше действующий.