Венесуэла, в которой 7 октября состоятся президентские выборы, известна благодаря двум феноменам: крупнейшим в мире залежам нефти (297 млрд баррелей) в так называемом Поясе Ориноко и своему одиозному диктатору Уго Чавесу. Нынешняя электоральная кампания показывает, что впервые за 14 лет своего автократического режима нынешний лидер Каракаса столкнулся с реальной угрозой своей власти в виде оппозиционной Коалиции демократического единства под руководством Энрике Каприлеса Радонски. Огромным вопросом остается, удастся ли этому молодому и энергичному оппозиционному кандидату победить на выборах, которые эксперты уже характеризуют как «свободные, но нечестные», и состоится ли в этой стране мирная и качественная смена политических элит.

Борьба противоположностей

Впервые в истории Венесуэлы слабая, разделенная оппозиция решила отказаться от противоречий между собой и сплотилась, независимо от правизны или левизны ее составляющих групп, в общую Коалицию демократического единства (КДЕ) во главе с избранным на летнем праймериз Энрике Каприлесом, 40-летним бывшим мэром карибской провинции Миранда. Сторонники Чавеса в присущем им стиле видят в оппозиционерах или своих заклятых врагов, «агентов иностранного капиталистического интереса», против которого их лидер декларативно борется, или выразителей интересов маргинальных групп, не заслуживают внимания. Противоположный лагерь тем временем ставит перед собой задачу преодолеть «разъединение венесуэльцев» авторитарным режимом. Его целью в случае победы на президентских выборах является укрепление демократии в классическом смысле слова: признание и закрепление политического плюрализма, обеспечения состязательности между различными силами.

Нынешняя политическая ситуация в Венесуэле, как утверждает профессор политологических исследований Национального автономного университета Мехико Хосе Вольденберг, интересна тем, что власть и оппозиция поменялись местами. Обычно первая призывала к единению, мотивируя это тем, что она работает на благо каждого гражданина страны. А сегодня чависты выступают за резкую поляризацию в обществе и политике. Демократический лагерь, в свою очередь, апеллирует к модернизации и объединению, тогда как обычно говорилось о разграничении ради будущего.

Сторонники нынешнего президента и КДЕ - это два политических дискурса, два видения будущего Венесуэлы, которым никогда не найти понимание между собой, поскольку они представляют совершенно отличные, антагонистические ценности.

Тяжелые выборы

Униформа цвета хаки и красный берет десантника - это один из устоявшихся образов Уго Чавеса, портретными изображениями которого разрисованы стены многих городов 29-миллионной латиноамериканской страны накануне выборов. Характерно, что его противник Энрике Каприлес на носителях внешней рекламы не присутствует вообще, как и остальные пять независимых кандидатов. Да это и не совсем возможно в стране, где практически все - от пищевой промышленности до медиа - национализировано, а многопартийность является лишь временной условностью. Сегодня в руках чавистов находятся семь государственных телеканалов и 35 частных.

Имидж милитариста ставит нынешнего лидера Венесуэлы в один ряд с усопшими Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи и некоторыми еще живыми африканскими и латиноамериканскими «диктаторами нового поколения».

Эксперты отмечают, что эти гонки будут самыми тяжелыми в политической карьере нынешнего диктатора, который стремительно теряет харизматичность и привлекательность в глазах граждан. Большинство из тех, кто сейчас готов поддерживать Чавеса в его стремлении занять третье насиженное за два предыдущих срока президентское кресло, - это бедная, люмпенизированной часть венесуэльцев, которых он привлекает своими широкими социальными программами в медицине и образовании. Уго Чавес в своих действиях не оригинален: так же как когда-то Саддам Хусейн или Муаммар Каддафи, он представляет из себя Гаруна аль-Рашида (правда, на латиноамериканский манер). Вопрос лишь в том, какой ценой удается проводить такую политику социального популизма и чем это обернется для нынешней Венесуэлы.

Мощными за команданте, который держит в своих руках крупнейшие залежи нефти в мире, является избирательная ящик и реальное волеизъявление венесуэльцев, живущих в стране, где ежеминутно можно ожидать чего угодно.

Социализм по-венесуэльски

Объединенная социалистическая партия Венесуэлы и нынешний ее президент в свое время пришли к рулю под лозунгами проведения конституционной реформы, очищения страны от коррупции и злоупотреблений со стороны тогдашних провластных элит, создания общества социальной справедливости и привлечения масс к управлению страной. Реформу Основного Закона же осуществили в 1999 году, предоставив государственном лидеру почти неограниченные полномочия. Следующими шагами стали радикализация социальных и экономических преобразований, в частности национализация производства стали и цемента, а также нефтедобывающей отрасли. Такие действия привели к сопротивлению традиционных элит, в частности местных олигархов. Но ими список недовольных чавистським режимом не ограничивается. Есть еще интеллигенция и средний класс, которых не слишком привлекает угроза эскалации насилия на улицах Каракаса и других городов. Недовольны и выходцы из низов, получившие образование благодаря правительственным программам, но теперь требуют большего.

Политика Чавеса улучшила состояние малоимущих слоев, но не искоренила бедности. Какой бы мощный был авторитарный режим, его неотъемлемыми чертами оказались неповоротливая бюрократическая машина и вездесущая коррупция.

Столкновения на улицах Каракаса и других венесуэльских городов между чавистамы и сторонниками Энрике Каприлеса - это традиция местной политической борьбы. Чавесу повезло: массовых социальных волнений, например Каракас времен Карлоса Андреса Переса, при нем не было. Не было масштабного нефтяного кризиса 1994 года, который произошел в каденции Рафаэля Кальдеры. Вот только последствия упомянутых событий остались. Чавистский режим не зарекомендовал себя как компетентный, чтобы реанимировать венесуэльскую экономику и поставить ее на современные рельсы. Национализация частного сектора Венесуэлы поставила его в зависимость от государственной нефтяной компании PDVSA, инфраструктура страны разрушается. Ситуация с преступностью чем-то напоминает мексиканскую - кровавые убийства уже никто не считает, и власть ничего не делает, чтобы перекрыть нелегальный трафик наркотиков из соседней Колумбии, превращая страну в одного из крупнейших в мире перевозчиков ядовитого зелья. Другим важным сигналом о необходимости изменений являются перебои с поставками продовольствия и электроэнергии.

Какими бы ни были результаты выборов, проигрыш Чавеса в борьбе за пост президента еще не приведет к автоматическому устранению чавистов от власти. На это демократам придется потратить много времени и усилий.