«Сегодня Павличенко, завтра - ты»

"Это за кого столько? За Тимошенко?», - удивленно спрашивают друг друга прохожие, глядя, как по центру столицы шагает огромная колонна. Но над головами тысяч (по разным оценкам, в марше приняли участие от 3000 до 5000 человек) людей нет партийных флагов - только несколько государственных флагов и красно-черное знамя. «Свободу честным! Свободу Павличенко!», - слаженно скандируют протестующие. «Один за всех!», - заряжает несколько сотен человек. «И все за одного!», - отвечают им сотни.

Это - ультрас. Одним из них, активным болельщиком киевского «Динамо», был и Сергей Павличенко. Молодой киевлянин, которого вместе с отцом, Дмитрием Павличенко, признали виновным в убийстве судьи Сергея Зубкова. По мнению следствия, таким образом семья отомстила судье за несправедливое решение о сносе пристройки к их квартире. Отца приговорили к пожизненному заключению, а сына - к 13 годам тюрьмы. «Суд исказил большинство доказательств, - неоднократно подчеркивала адвокат Павличенко, Татьяна Шевченко. - Свидетели так и не узнали в задержанных убийц. Эксперт, который якобы работал на месте убийства, говорит, что не исследовал место преступления, но протокол подписал».

Те, кто стоял на секторе «Динамо» бок о бок с осужденным парнем, также убеждены: Павличенко не совершали этого преступления. «Ход дела, поданная апелляция и те факты, которые в ней указаны, очень четко показывают, что все это кому-то нужно. Нашли просто «крайних» людей ... которым сейчас сломают жизнь, - объясняет болельщик «Динамо» Андрей Кореновский - парень, которого в свое время сделали «крайним» в истории с кричалками «Спасибо жителям Донбасса...». - Так не должно быть».

Парень по имени Саша рассказывает - познакомился с Сергеем уже после начала печальной истории. Как и многие другие, постоянно приходил поддержать Сергея в суде. «Он спокоен всегда, никогда не падает духом, - рассказывает болельщик о новом друге. - За все это время, что сидит, никогда не было от него «нытья». Даже там сидя - хочет помогать друзьям, и чем возможно помогает». Далеко не все завсегдатаи фан-секторов киевского клуба знали Сергея Павличенко лично. Очередную акцию в защиту семьи (ранее бело-синие не только собирались возле суда во время заседаний, но и провели акцию в секторе – во время одного из матчей Лиги Чемпионов ультрас "Динамо" появились на стадионе в черной одежде и без баннеров) проводят не из-за того, что в беду попал друг.

Просто на месте Павличенко, убеждены фанаты, в Украине может оказаться каждый. "Сегодня Павличенко, - скандирует толпа. - Завтра - ты! ".

По центру столицы шагают не только киевские "бело-синие". Поддержать семью Павличенко приехали ультрас со всей страны - от представителей враждующих с "Динамо" в околофутбольной плоскости фанатов донецкого "Шахтера" и одесского "Черноморца" (одесские фанаты, к тому же, провели дома собственный марш в защиту семьи киевлян) до фанатов стрыйского клуба "Скала". И даже европейские футбольные фанаты - в частности, несколько болельщиков немецкого «Байера». Баннеры в поддержку украинской семьи появились не только на украинских трибунах, но и на стадионах Греции, Польши, Беларуси, Словакии, Чехии, Австрии, Литвы, России, Молдовы, Румынии, Португалии, Дании, Болгарии, Грузии ...

Правда за...

Как бы это ни поражало, подобные случаи не являются уникальными в фанатской среде. "Своих" здесь всегда защищают всем миром.

Мало кто в околофутбольной среде не знает имя Уроша Мишича - болельщика сербского клуба "Црвена Звезда". Несколько лет назад парня приговорили к 10 годам заключения по обвинению в покушении на убийство полицейского. По словам правоохранителя, с которым ультрас подрались на секторе клуба, Урош "хотел засунуть ему в рот горящий файер".

Несправедливость приговора казалась очевидной. Согласно сербским законам, полицейские не имеют права находиться на секторе во время спортивных мероприятий - это один из залогов безопасности. Но драка болельщиков с полицией происходила именно там. К тому же, полицейский не показал фанатам свой значок и не представился - он вообще не имел при себе документов и был в гражданской одежде, следовательно, идентифицировать его было невозможно.

Полицейский угрожал болельщикам огнестрельным оружием и дважды стрелял в сторону трибуны, на которой находилось 5000 человек. Сам Урош не оспаривал того, что участвовал в драке - но "хотел, чтобы его осудили справедливо". Защита Уроша настаивал на том, что обвиняемого можно осудить за нанесение телесных повреждений (во время драки с вооруженным человеком он сделал несколько движений файером), но о покушении на убийство не может быть и речи. Единственным доказательством того, что Урош хотел, чтобы пиротехника попала в рот полицейского, есть слова потерпевшего - на видео ничего подобного нет.

Сербией прокатилась волна протестов - как на стадионах, так и в городах. Как и украинцы сегодня, тогда сербские ультрас попросили поддержки у болельщиков из других стран. "Никто из нас не уклоняется от ответственности, но мы ищем справедливости! Насильники, торговцы наркотиками, террористы и убийцы получают менее строгие наказания, чем болельщики, - говорилось в обращении. - Перед нами тяжелые испытания, борьба за справедливость, которая касается не только нас, но и всех настоящих ультрас! Давайте постараемся, чтобы все услышали правду, вместо написанных режимными СМИ историй. Правда за Уроша!". Сербского парня поддержали на стадионах многих европейских стран. Баннеры "Правда за Уроша!" были и на украинских стадионах. Наконец - возможно, и из-за протестов - уже после приговора Верховный суд Сербии хотя бы назначил новое расследование по этому делу. Правда, болельщику вновь дали 10 лет тюрьмы.

Ультрас Европы не только пытаются вместе бороться за жизнь, но и не забывают мертвых. Летом 2010 года во многих странах болельщики минутами молчания и баннерами «Юра Волков. За что? "Почтили память парня из фан-сектора московского «Спартака», убитого выходцами из Кавказа в центре Москвы. «Всем миром» вспоминали и фаната «Спартака», погибшего во время терактов в московском метрополитене, собирали деньги для его семьи.

Однако единство ультрас - даже в рамках одного клуба - не стоит идеализировать.

Только для своих

Многотысячная толпа, поддержавшая семью Павличенко, и состоящая в основном из украинцев - серьезная протестная сила. Впрочем, несмотря на общую патриотическую настроенность украинской ультрас, трудно сказать, что эти люди могут стать на защиту чего-то, кроме «своих».

Баннеры в защиту украинского языка разворачивали на многих стадионах страны. Около сотни представителей околофутбольной среды летом активно участвовали в языковых протестах возле Украинского дома. Однако ошибкой было бы сказать, что участие в протесте было не позицией отдельных людей, а всего движения.

Хотя бы потому, что на этот протест «со стадионов» страны не вышли те тысячи, которые поддержали семью Павличенко. То ли потому, что уже через несколько недель после этого десятки других представителей «тусовки» отстаивали свои 80 гривен на праздновании Дня независимости - за Партию регионов...

Подобная «двусторонняя» ситуация сложилась и после выборов. В то время, как представители движения (которое, опять же, не мобилизовалось в защиту справедливости в масштабе страны хотя бы на 10 процентов) отстаивали выбор украинцев на 215 и 223 округе, их же закаленные в драках товарищи отрабатывали деньги провластных кандидатов. "В Ирпене "хохлы" (фанаты "Динамо"), говорят, были. В Белой Церкви также были. В Печерском суде, - перечисляет печальные "подвиги" собственных товарищей один из фанатов "Динамо". - В 215 со стороны Гереги - мой знакомый. В 223 - "кони" (фанаты погибающего киевского «Арсенала»). Говорят, некоторые из «предателей» - в частности, бывшие киевские «армейцы» - на самом деле-то помогали защитникам оппозиции, предоставляя информацию о планах «братков». Но, к сожалению, не все.

Некоторые из подобных «несовпадений» в движении завязаны не на слухах и денежном вознаграждении. Например, сторонники киевского «Арсенала» единственные в Украине имеют сомнительную с точки зрения остальных репутацию - в отличие от традиционно правых украинских ультрас и хулиганов, большинство «арсов» придерживается левых взглядов. Может, это и помешает им выйти на очередной марш против легионеров в украинском футболе и поддержать множество других инициатив. Но баннер «Свободу Павличенко!" красно-синие развернули.

Ребята, интересующиеся футболом и предпочитающие поддерживать свою команду на фан-секторах, имеют разные приоритеты. Среди них немало активных лиц. Прирожденных лидеров, позиция которых - как горящие буквы «За язык до конца» в секторе во Львове или отстаивание права разворачивать красно-черный флаг на стадионе в Запорожье - будет считаться официальной позицией движения. Но есть и те, кто является отражением украинского общества - люди, которых политика интересует лишь как тема для кухонных разговоров. Люди, недостаточно принципиальные чтобы выходить на улицы. К сожалению, таких большинство.

Аналог семьи

"Не потому они собрались, что Павличенко – невиновен, - отмечает в своем блоге Елена Белозерская. - Невинно осужденных в Украине - ой-ой сколько. А потому, что младший Павличенко принадлежал к фанатскому движению. Вот такая у них солидарность, которая выходит за пределы не только футбольных клубов, но и государств. Больше ни в какой группе людей я такой солидарности не видела".

Ольга Худецкая - социолог, исследовавшая околофутбольные движения на примере киевского "Динамо" во время учебы в Киево-Могилянской академии, объясняет этот феномен ценностями среды ультрас. "Они не оставляют им много вариантов в этой ситуации, - объясняет она. - При исследовании сети движения была обнаружена высокая плотность связей, что означает высокую групповую солидарность".

Речь не только о "внутригрупповой" солидарности болельщиков определенных клубов, замечает Ольга Худецкий. "Несмотря на физическую локализацию в разных городах и странах движение ультрас воспринимается его участниками как одно движение, так называемая "ультрас-сцена", - отмечает она. - То есть это еще и солидарность внутри движения. Причем, это предварительно заданная традиция: в случаях с Урош, Хосе, убийствами московских болельщиков и т.д., была установлена уже определенная практика, которая сейчас является стандартом поведения".

"В этой среде большая ценность придается сплоченной, единой среде, как аналогу «семьи», - подчеркивает социолог. - Совокупность этих факторов и вызывает феномен, который мы можем наблюдать в деле Павличенко".

В конце концов, у украинских ультрас стоит поучиться и этому. Традиции стоять горой за своих - стоять потому, что иначе нельзя.