Всего 75 млн человек в расцвете сил по всему миру безработные, а вдвое больше имеют неполную занятость. Это не только огромные потери продуктивной мощности из-за того, что часть трудоспособного населения превращается в иждивенцев, но и потенциальный источник социальных взрывов и ежедневное - личных переживаний.

В японском языке есть даже специальное слово для обозначения тех 700 тыс. молодых граждан, стремящихся к самоизоляции от общества в домашних коконах: хикикомори.

И одновременно фирмы беспрестанно жалуются, что им не удается привлечь нужных людей. В начале 2012 года кадровая рекрутинговая компания Manpower сообщила, что более трети работодателей во всем мире не могут заполнить вакансии. Дефицит кадров ощущается не только в элитных сферах, вроде инженерно-технической, а также на уровне среднего звена, например, в офисной администрации.

В начале декабря консалтинговое агентство McKinsey сообщило: только 43% работодателей из девяти стран, где проводили тщательное исследование рынка (Америка, Бразилия, Великобритания, Индия, Марокко, Мексика, Германия, Саудовская Аравия и Турция), считают, что могут найти достаточно квалифицированных кадров на базовом уровне. Компании со штатом от 50 до 500 работников имеют в среднем 13 вакансий низкого уровня. В больших этот показатель равен 27.

Что же происходит? И как этому помочь? McKinsey убедительно доказывает: проблема преимущественно в том, что педагоги и работодатели работают в параллельных мирах. И чтобы ее решить, нужно эти два мира объединить: заставить первым поставить себя на место других, тех - на место первых, а студентам найти место посередине.

Наилучшим выходом из ситуации была бы коренная реформа профессионально-технического образования, которая везде (за исключением немецкоязычных стран) прозябает на задворках педагогической системы на правах бедной родственницы. Государство вливает деньги в университеты. Те соревнуются между собой за звание лучшего.

Как следствие - родители и дети обходят ПТУ и техникумы десятой дорогой: многие опрошенные McKinsey студенты выбрали вузы, хотя и считали, что технические училища дали бы им больше шансов найти работу.

Однако, как свидетельствует упомянутое агентство, некоторые предусмотрительные государства, образовательные учреждения и компании сейчас тщательно взялись восстанавливать профессионально-техническое образование. Южная Корея создала сеть так называемых школ мастеров, чтобы уменьшить дефицит операторов машин и оборудования, а также сантехников.

Государство берет на себя все расходы по проживанию и содержанию студентов, оплачивает их обучение. Их называют «молодыми мастерами», для определенного противопоставление одержимости академическими лаврами (в Южной Корее один из самых высоких в мире показатель охвата молодежи университетским образованием).

Технические училища создают точные модели рабочих мест, чтобы студентам было легче преодолеть барьер между обучением и реальной работой: в австралийском городе Перте Технологический институт Челленджера TAFE располагает вполне функциональную копию газоперерабатывающего завода (за исключением самого газа). Во многих странах компании, которые остро чувствуют дефицит талантливой молодежи, заключают соглашения с правительством, чтобы совмещать для нее академическое образование с практической подготовкой: в Египте корпорация Americana Group, владеющая сетью ресторанов, создала программу, которая дает студентам возможность работать в ней и одновременно учиться в колледже.

Политики также достигли определенных успехов в помощи наименее обеспеченным социальным группам именно через профессионально-техническое образование. В Южной Африке партнерская организация Go for Gold, созданная Управлением образования Западной Капской провинции и строительной компанией NMC Construction Group, ищет перспективных школьников для дальнейшей подготовки с гарантией годовой оплаты стажировки и возможностью получать стипендию для продолжения обучения в университете.

В Индии Институт письменности, образования и профессиональной подготовки отправляет работников в сельской местности проводить профориентационную работу и информировать население о возможностях, которые открывает трудоустройству в солидных, респектабельных компаниях вроде Taj Hotels или Larsen & Toubro.

Легко стать скептиком, оценивая шансы таких попыток перекинуть мостик от образования к работе. Уклон в сторону «чистой науки» - одна из самых мощных сил в образовательной жизни: достаточно взглянуть на то, как технические школы Британии переживают упадок, а политехники превращались в университеты.

И все же есть основания и для оптимизма. Прежде технологии существенно уменьшают стоимость профессиональной подготовки, которая всегда была одной из важнейших причин ее медленного распространения. «Серьезные игры» могут дать молодежи шанс получить практический опыт, пусть и виртуальный, с минимальными затратами. Крупнейший из общественных колледжей (низшее звено в системе высшего образования США, приблизительный эквивалент украинского техникума) Соединенных Штатов, а именно Майами-Дейдский, ввел систему, которая немедленно посылает сигнал преподавателям каждый раз, как только воспитанник оказывается в зоне риска, например начинает получать худшие оценки. В Колумбии специальная Обсерватория труда (при Министерстве образования) предлагает информацию о трудоустройстве выпускников каждого образовательного учреждения страны.

Дело мастера величает

Еще одна положительная тенденция - все больше частных учебных заведений предлагают идеи для улучшения профессионально-технического образования. В Китае холдинг профессиональной подготовки специализируется на подборе рабочих мест для студентов в тамошней автомобильной отрасли, создав массивы данных как воспитанников, так и потенциальных работодателей. Компания Mozilla - создатель веб-браузера Firefox - начала инициативу открытых сертификатов, которая позволяет участникам получить подтверждение навыков программирования. Индийская профориентационная организация IL & FS Skills гарантирует своим слушателям трудоустройство по окончании курсов.

Улучшение профессионально-технического образования вряд ли станет панацеей для глобального кризиса рынка труда: миллионы молодых людей будут обречены на безработицу, пока спрос останется низким, а рост экономики - вялым. Но оно может, по крайней мере, помочь устранить эти абсурдные «ножницы», которые заметны во всем мире, - дефицит рабочих мест и одновременно нехватка квалифицированных кадров.