А теперь его страна абсолютно заторможена. Уго Чавес восстанавливает силы на Кубе после очередной операции в борьбе с раком и не смог принять участия в церемонии принятия присяги, с которой должен начаться следующий срок его президентства.

Ничего удивительного. В представительных демократиях власть распределяется между различными людьми и правительственными учреждениями - такая система позволяет правительству функционировать, независимо от того, что происходит с лидерами. Между тем в странах с авторитарной политической системой вроде Венесуэлы одно лицо контролирует большинство важных институтов - Чавесу подконтрольны Национальная Ассамблея, Верховный Суд, армия, избирательные организации и государственные СМИ. Поэтому, в случае болезни такого человека, что и произошло с Чавесом, вся система останавливается. И никто в Венесуэле не будет принимать каких-либо решений, которые Чавесу могут не понравиться.

В октябре Чавес победил на выборах, а в декабре отправился на Кубу на лечение. С тех пор он не имел возможности покинуть больницу. Хотя чиновники особенно не хотят разглашать подробности о состоянии его здоровья, нам известно, что Чавес перенес четвертую операцию в борьбе с раком и вскоре подхватил респираторную инфекцию. Назначенная на 1 января инаугурация президента была перенесена на неопределенный срок.

Действующая Боливарианская конституция Венесуэлы (принята в 1999 году, в основном для выгоды Чавеса) определяет процедуру принятия присяги президентами. В статье 231 говорится: «избранный кандидат принимает присягу как президент государства 10 января первого года конституционного срока его президентства». Конституция также определяет: «когда по каким-то причинам президент республики не может принять присягу перед Национальной Ассамблеей, он принимает присягу перед Верховным Судом».

То есть никаких процедур по переносу инаугурации не предусмотрено, но в начале этого месяца Венесуэльская Ассамблея проголосовала за отсрочку церемонии, пока состояние здоровья Чавеса не позволит ему вернуться. Администрация Чавеса утверждает, что инаугурация - это просто «формальность», поэтому она никак не повлияет на дальнейшую работу его правительства (хотя эта формальность была нарушена впервые с 1831 года).

Противники Чавеса заявляют, что отсрочка церемонии на неопределенный срок незаконна, ссылаясь на статью 233 Конституции: если президент «на постоянной основе» отсутствует накануне собственной инаугурации, новые выборы необходимо провести через 30 дней, а также на статью 234: если президент «временно» отсутствует, должен быть назначен вице-президент на период до 90 дней, который позже может быть продлен Национальной Ассамблеей.

Однако верноподданные Чавеса настолько боятся президента, - в конце концов, страх является орудием властителей – что даже не признают его... отсутствии. Напуганные члены Верховного Суда вмешались в дело и пришли к выводу, что инаугурацию Чавеса можно назначить на другую неопределенную дату, а также провозгласили «административное продолжения работы» его правительства. Суд также опроверг необходимость назначать медицинский совет, который мог бы решить, позволяет ли состояние здоровья Чавеса вернуться к исполнению обязанностей.

Так кто же руководит Венесуэлой?

Вице-президент Николас Мадуро, которого Чавес объявил своим преемником, ныне замещает президента. Но, если Чавесу станет хуже, может случиться, что президент Национальной Ассамблеи Диосдадо Кабелло может попытаться взять полномочия лидера или даже лишить Мадуро вице-президентства. Оба политика посетили Чавеса на Кубе, их показывало венесуэльское государственное телевидение - улыбки и объятия в знак солидарности, но на самом деле между ними идет борьба за власть.

В это смутное время лидеры оппозиции могут жаловаться, сколько угодно, но их мнения не будут приниматься во внимание, ведь Венесуэлу контролируют «чависты». Ничего не изменится в ближайшем будущем, если Чавес не освободит политическую сцену полностью. Самое мудрое, что могут сделать противники Чавеса, - занять выжидательную позицию, пока «чависты» будут барахтаются в конституционном сутолоке, которую сами же создали.

Хотя Чавес всегда претендовал на звание избранного лидера демократической страны, его болезнь вытолкнула правду на поверхность: он и его приспешники сосредоточили слишком много власти в пределах одной должности. История Латинской Америки изобилует правителями с неконтролируемым эго, которые наделяли себя безграничной властью, - счастливого конца их истории не было.

Если Чавес ставил интересы своего государства выше собственных, он не основал бы политической системы на культе личности. Но сейчас уже поздно. Теперь, когда он заболел, никто не знает, как жить без него дальше.