В Раду поленились прийти даже профессиональные прогульщики, хотя пресса очень ждала редкой возможности пообщаться, например, с Ринатом Ахметовым или Юрием Иванющенко («Юрой Енакиевским») – впрочем, охрану здания парламента на всякий случай все же усилили.

Зато в парламент едва в полном составе пришли те, для кого нынешняя каденция может оказаться последней, некоторые из них начали праздновать «дембель» в парламентском буфете с самого утра.

Однако большинству «пролетчиков» было не до празднований - Рада собиралась окончательно принять госбюджет на следующий год, что давало этим народным избранникам возможность еще раз неплохо подзаработать, пользуясь своим статусом.

239 голосов, которые проект бюджета набрал в первом чтении, не давали регионалам уверенности в его окончательном принятии. А сделать это в любом случае должна была еще действующая Рада, потому что следующий созыв, похоже, будет далеко не таким послушным, и многочисленные мажоритарщики вряд ли бы проголосовали «за», не получив многомиллионных субвенций на родные округа.

Ради этого вопреки закону было изменено и процедуру принятия - «кнопкодавы» сами себе установили крайний срок на 6 декабря.

Как следствие, последние двое суток продолжались непрерывные консультации, которые вылились в примерно сто внесенных в проект бюджета поправок о дополнительном выделении средств. Самих поправок при этом никто не видел - сотни миллионов гривен распылялись «с голоса» председателя бюджетного комитета Валерия Баранова.

«Увеличить расходы развития на 1 миллион 500 тысяч гривен для Харьковского апелляционного хозяйственного суда», «Предусмотреть бюджетную программу субвенций на продолжение строительства жилых домов в городе Почаеве Кременецкого района Тернопольской области, определив расходы развития в сумме 15, 6 мдн.», «Предусмотреть бюджетную программу «Государственная поддержка развития хмелеводства <...>», определив расходы развития в сумме 100 миллионов гривен », - монотонно читал Баранов. Чуть ли не каждый из таких пунктов трансформировался в конкретный голос «за» заинтересованного в нем нардепа. Наконец, нашлось 242 голоса, коммунисты не поддержали, регионалы добрали «тушками».

Никаких попыток помешать голосованию оппозиция не сделала, ограничившись вялыми комментариями журналистам о «преступном режиме» и «бюджете для своих».

Покончив с бюджетом, лидеры фракций сошлись на последнее в этом созыве совещание. Предстояло решить две неотложных вопроса - о налоге на продажу валюты населением и о личном голосовании депутатов. До первого пункта руки в сессионном зале так и не дошл, хотя до сих пор действующий спикер Владимир Литвин анонсировал рассмотрение этого проекта. Затем регионалы пытались демонстрировать удивление его поведением - на самом деле для принятия скандальной инициативы у них элементарно не хватило голосов.

С личным голосованием ситуация была еще сложнее. Похоже, оппозиция поняла, что категорической позицией по этому вопросу сама себя загнала в ловушку. Отказавшись участвовать в работе подготовительной группы, оппозиция уже нарвалась как минимум на невыгодную рассадку в сессионном зале (ведь большинству ее демарши только были на руку).

Наконец, стороны нашли компромисс, приняв законопроект авторства регионала Владимира Макеенко, которым, кроме обязательности голосования каждого из депутатов только за себя, предусмотрен запрет на блокирование трибуны или срыв голосования другим способом (проект оппозиционера Николая Мартыненко, который прямо предусматривал введение системы «Рада-3» регионалы провалили).

Совершенно очевидно, что при отсутствии ответственности за нарушение этих норм, они не более, чем «филькина грамота». Более того, в кулуарах полушутя обсуждался метод обмана системы «Рада-3», даже если таковая установлена. Изобретательные кнопкодавы выяснили, что одновременно проголосовать за себя и за коллегу у них не хватит длины пальцев, однако ее будет вполне достаточно, чтобы держать кнопку «за» на своем пульте и одновременно давить на сенсорную кнопку у соседа. Таким образом, два нардепа смогут проголосовать тремя картами, и численность необходимых для принятия решения кнопкодавов автоматически сокращается на треть.

И настоящий венец абсурда - именно решение об обязательности персонального голосования было принято 388 голосами, тогда как в зале физически находилось где-то две с половиной сотни нардепов ...

«Прощай, мой любимый цирк», - прощально сказал сам себе депутат многих созывов, чья политическая карьера с концом этой Рады, скорее всего, все-таки подошла к концу.