Уже в начале года круг «семейных менеджеров» был расширен за счет руководителя СБУ (Игорь Калинин), Минобороны (Дмитрий Саламатин), Минфина (Юрий Колобов). На том этапе усиление «Семьи» происходило прежде всего за счет позиций «старых донецких» администраторов, в частности связанных с Азаровым.

Менее заметными стали потери условной группы Фирташа - Левочкина: лишенный в начале года кресла в СБУ Валерий Хорошковский вместо этого получил декоративную должность вице-премьера без реальных полномочий, а затем и вовсе вылетел из правительства.

Летом трения с «Семьей» проявились в «наездах» на структуры Фирташа налоговой, возглавляемой Александром Клименко, связанным со старшим сыном Януковича. А во время парламентских выборов показательным стало фактическое отсутствие людей Фирташа - Левочкина в проходной части партийного списка ПР.

Конфликт в правящем конгломерате, который еще зимой вылился в отставку Андрея Клюева с должности вице-премьера, стал еще заметнее после парламентских выборов, когда внутривидовая борьба резко обострилась в свете ожидаемого переформатирования полномочий. Источники сообщали об активных взаимных обвинениях Клюева и Левочкина за провал ПР на выборах, особенно в Центре, а Александр Ефремов публично раскритиковал киевскую партийную организацию.

В международно-публичную плоскость вылилась конфронтация между Дмитрием Фирташем и Николаем Азаровым. К публичной критике последнего прибегли Валерий Хорошковский и экс-министр по чрезвычайным ситуациям Виктор Балога. Сергей Тигипко и Петр Порошенко стали публично критиковать политику возглавляемого Сергеем Арбузовым НБУ, именно тогда когда его начали признавать одним из основных претендентов на пост премьер-министра. Фактически против него выступил и Андрей Клюев, который публично выразил поддержку кандидатуре Азарова на переизбрание главой Кабмина.

Многие обозреватели восприняли назначение Николая Азарова и Владимира Рыбака как «триумф застоя», однако все это очень похоже на продуманный процесс их слива на почетную пенсию и использование для снятия напряжения во властном конгломерате, возникшего после низкого результата ПР (планировали взять больше) на парламентских выборах. Во-первых, Азаров и Рыбак - безопасны с точки зрения равноудаленности от основных олигархических групп. Продавить Арбузова сейчас было невозможно, а смена главы правительства для Януковича была бы целесообразна только в том случае, если бы она произошла в пользу «Семьи».

Во-вторых, среди всех потенциальных кандидатов они больше устраивали коммунистов, а состав ситуативного большинства, которое 13 декабря проголосовали за спикера и премьера, показал провал попыток власти сформировать ее без КПУ (удалось собрать лишь 218 карточек).

Наконец, именно Рыбак и Азаров будут персонифицировать ответственность за те или иные непопулярные, а то и откровенно компрометирующие шаги, а «молодые технократы», составившие основу переформатированного 24 декабря правительства, на их фоне будут выглядеть значительно привлекательнее. При этом конфигурация Кабмина отнюдь не дает оснований называть его правительством Азарова: скорее Арбузова - Вилкула. Конечно, условно, ведь оба являются лишь представителями интересов. Первый - «Cемьи», второй - Ахметова. И хотя сейчас Арбузов выглядит однозначным фаворитом, появление в правительстве Александра Вилкула может свидетельствовать о своеобразном праймеризе между двумя «молодыми и перспективными» функционерами.

Переформатирование во властном конгломерате показало полную маргинализацию сателлитов режима Януковича: Сергей Тигипко и Владимир Литвин со своими людьми из «Сильной Украины» и «Народной партии» получили незначительные должности в парламенте. То же касается и КПУ, пост первого вице-спикера для которой стал фактически откупным за выбрасывание из властной вертикали и лишение доступа к мощным финансовым ресурсам. Причем тенденция к усилению «новых донецких» и «Семьи» за счет вытеснения старых администраторов, энергетического лобби и бывших сателлитов может иметь свое продолжение и по вертикали в ближайшее время.

Одновременно показательным следствием кадровых перестановок стало не только усиление позиций «Семьи» и условной группы Ахметова, но и тот факт, что на большинство должностей назначены малоизвестные лица, а не самостоятельные известные политики, которые выбирая между правительством и парламентом, почти единодушно предпочли депутатский мандат. Кроме прочего, это может свидетельствовать еще и о страхе повторить судьбу Юлии Тимошенко и Юрия Луценко, оставшись в неудобное время без депутатского значка. Если это так, то имеем четкий сигнал, что основные игроки властного конгломерата не верят в долговечность нынешнего режима или собственные перспективы в нем.

Время насыщения на этом фоне правительства «семейными» свидетельствует, что Янукович продолжает движение к абсолютному сосредоточению власти в руках «Семьи» по принципу «или пан, или пропал». При этом он не может не осознавать нарастания потенциала оппозиционеров в парламенте, однако, очевидно, готовится обходить такой риск с позиции силы. Например, способом проведения программированного референдума, который лишит депутатов неприкосновенности, а таким образом и остатков иммунитета к другим методам «убеждения» в необходимости дисциплинированных одобрямсов на любые инициативы Банковой.

Внутренняя оппозиция

С одной стороны, даже после превращения ПР в квазиблок различно ориентированных групп она так и не имеет большинства, и вопросы будут решать через ситуативные коалиции под отдельные голосования, прежде всего с КПУ. С другой - именно из-за необходимости согласовывать решения с коммунистами о них станет сложнее достигать консенсуса с различными группами влияния в самой ПР. Правительство каждый раз вынуждено будет искать аргументы для потенциальных ситуативных союзников в парламенте. Одно дело - распределить должности и избрать премьера, что является необходимой предпосылкой определенной прогнозируемости для всех игроков, совсем другое - голосовать за конкретные законодательные инициативы, которые имеют авторство антагонистической группировки, часто направленные если не против, то хотя бы не в интересах других участников конгломерата.

На этом фоне режим Януковича медленно втягивается в конфликт с крупным бизнесом и олигархами второго эшелона, которые начинают все больше ощущать последствия пирамидальной системы отношений, в которой права и безопасность зависят от доброй воли правителя и аппетитов его окружения.

Виктор Балога, экс-министр чрезвычайных дел в правительстве Азарова, который сам не вошел во фракцию ПР, а потом отозвал оттуда еще и своего брата Павла, охарактеризовал ситуацию, которой он руководствуется, дистанцируясь от режима, таким образом: «Отнимание заработанного, чем, по сути, является налоговая политика, усиленная коррупционными поборами, в последние годы дополнилось «отжимом» собственности. А это уже признаки грани фола. Бизнесу есть что терять и есть чем защищаться. Власть, похоже, на это не обращает внимания». Показательным в этом контексте стал конфликт харьковского мэра Геннадия Кернеса и Александра Ярославского вокруг стадиона «Металлист», который контролировал последний.

Ярославский заявил, что «какое-то непонятное существо влезает и начинает колотить всю страну» и фактически совершил демарш, показательно продав футбольный клуб «Металлист», в который уже успел вложить около € 500 млн. Кроме того, циркулирует информация об отказе Валерия Хорошковского продать «по-доброму» контрольный пакет акций телеканала «Интер» «Семье», которая сейчас активно работает над созданием собственного медиа-холдинга, очевидно готовясь к президентским выборам.

Новые «озимые»

При таких обстоятельствах амбициозные политики из властного конгломерата, например Валерий Хорошковский и Сергей Тигипко, которые длительное время работали над своим либерально-реформаторским имиджем, уже фактически начали подготовку к реализации собственных политических проектов. Дальнейшее усиление «Семьи» и вызванное этим увеличение количества обиженных в провластном лагере, быстрое приумножение рядов разочарованных бывших сторонников Януковича на Юго-Востоке, которые пока не нашли альтернативы среди имеющихся оппозиционных сил, может создать для них существенный электоральный резерв.

Наконец, в случае анемичности и самодискредитации нынешних оппозиционных лидеров, а также если учитывать перманентный спрос в украинском обществе на «новые» (даже если они на самом деле старые) лица в политике, Тигипко, Хорошковский или какая-то другая креатура Фирташа может попробовать посоревноваться и за часть электорального поля «Батькивщины» и УДАРа, особенно на Юго-Востоке и в Центре.

Если группа Фирташа и дальше будет нести потери от результатов дальнейшего переформатирования власти по вертикали и распределения государственного имущества, то уже в ближайшее время связанные с ней депутаты могут перейти в неприкрытую оппозицию к премьеру, но, скорее всего, демонстрируя до определенного момента лояльность в отношении президента, который «попал не под то влияние». Но даже если этого не сделает вся группа Фирташа, то это вряд ли помешает реализации проекта Хорошковского.

В современной Украине излишне значительный потенциал медиа-манипуляций, ведь отсутствует гражданское общество и классическое политическое структурирование социума, низкая политическая культура избирателей, к тому же большинство жителей неразборчивы, когда речь идет об источниках информации. Именно «Интеру» в значительной степени обязан своими высокими рейтингами в прошлом Арсений Яценюк. Поэтому довольно высок и потенциал Хорошковского, который, имея возможность на полную использовать медиа-ресурс «Интера», вполне может попытаться стать неким украинский Берлускони, подобием итальянского олигарха, который вырастил свою политическую популярность на основе подвластной ему медиа-империи.

Пока в пределах «наследования ПР» пытается действовать Сергей Тигипко. Отказавшись от должности свадебного генерала в правительстве, он объяснил, что идет в парламент, «проанализировав результаты выборов» и заметив «спрос на идеологию». При этом политик пытается предложить определенный ребрендинг Партии регионов или ее части, акцентируя на приоритете европейской интеграции и «взвешенного» подхода к культурно-идентификационным вопросам. Он уже зарегистрировал в Верховной Раде проект заявления «О поддержке евроинтеграционных стремлений украинского народа и заключение Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС», заявив, что «если бы мы начали активное движение в Таможенный союз, то получили бы колоссальные проблемы внутри страны», а также, хотя и не поддерживает «принудительной украинизации», но не против такой, что будет происходить на основе «стимулировать родителей, детей, и в том числе политиков».

Тигипко пошел в ПР, рассчитывая завоевать ее изнутри. Ожидаемая отставка Азарова с должности премьера порадовала бы Сергея Леонидовича тем, что могла бы сопровождаться его выдвижением на должность председателя партии. Но если эти надежды не оправдаются, он вполне может попытаться сформировать из части регионалов свой политический проект. Ведь нынешняя ПР уже давно стала пропрезидентским конгломератом, для которого, ближе к выборам главы государства, естественно поляризоваться, образуя различные группы.

Возможное появление «новых оппозиционеров» из обиженных представителей властной среды, на первый взгляд, создает угрозу перспективам Виктора Януковича (или его преемника, который будет обязательно из круга «Семьи») на президентских выборах. Это может помочь власти избежать в 2015-м повторения черно-белого сценария 2004 года, и вместе с тем актуализируется модель 1999-го. Тогда, в отличие от 2004-го, заранее определенных фаворитов не оказалось, и избирательные симпатии были существенно раздроблены в первом туре. В 2015 году участие в первом раунде выборов президента могут взять не только нынешние оппозиционеры (Яценюк, Кличко, Тягнибок и Гриценко), но и представители властного конгломерата, которые сейчас играют в оппозиционность (Симоненко, Тигипко, Хорошковский, Порошенко).

Такой сценарий дает власти возможность применить на выборах президента технологию одного крупного мажоритарного округа, максимально размыть линию «власть - оппозиция», а затем задействовать на полную потенциал админресурса. В таком случае победу одержит Янукович. Но если кто-то из наиболее успешных «новых оппозиционеров» заиграется в опонентство и «Семья» увидит в нем для себя реальную угрозу, в Украине может появиться и свой Ходорковский.