Несмотря разрушительные последствия для экономики, власти попытаются держать курс гривны любой ценой к ожидаемому переформатированию правительства. Поэтому до конца года нацвалюта вряд ли будет стоить дешевле 8,4 UAH / USD

Представители правительства и НБУ в унисон повторяют слова: «Стабильности гривны ничего не угрожает». Зато независимые экономисты уже больше года прогнозируют существенную девальвацию, а непрерывное уменьшение золотовалютных резервов и все экстравагантные инициативы власти в сфере валютного регулирования свидетельствуют, что ситуация на валютном рынке близка к критической.

Фундаментальные факторы

Основным фактором длительного действия, что приводит обесценивание гривны, является дефицит счета текущих операций. В Украине дефицит текущего счета в прошлом году составил $ 10,2 млрд, или 6,2% ВВП. Цифра немалая, но она сама по себе не означает неизбежной девальвации.

Во-первых, транзитные экономики и экономики развивающихся стран, часто работают с неизменно отрицательным сальдо текущего счета. Оно вызвано низкой конкурентоспособностью экспорта и высокой потребностью в высокотехнологичном импорте в процессе структурной трансформации экономики. Например, в течение трех последних лет дефицит счета текущих операций Польше составлял в среднем 4,6% ВВП, но компенсировался иностранными инвестициями и кредитами, которые составляли 8,5% ВВП.

Во-вторых, важны структура и динамика дефицита. Если его размер стабильный, а структура смещена в сторону товаров инвестиционного спроса, что станут частью новых производственных мощностей, продукт которых вытеснять импорт или увеличит экспорт, то такой дефицит является безопасным для курса валюты. При наличии такого дефицита временные проблемы с валютой всегда помогут решить международные кредиторы и частный иностранный капитал.

К сожалению, ни один из аспектов, которые позволяют избежать девальвации при значительном дефиците текущего счета, Украина не присущ. В структуре товарного импорта технологическая продукция инвестиционного назначения занимает около 15%. Еще 35% - потребительские товары, которым принадлежит почти половина внутреннего товарного рынка, остальные 50% - сырьевые продукты, от наличия которых еще с советских времен зависит работа украинской экономики, в частности экспортеров.

Динамика дефицита внешней торговли товарами является негативной. За девять месяцев этого года он достиг $ 9,3 млрд и вырос на 57% по сравнению с соответствующим периодом 2011-го. При такой динамике Украина рискует завершить год с дефицитом около $ 14 млрд - это почти столько, сколько Киев платит за все импортное голубое топливо!

На самом деле проблема в том, что Украина теряет внутренний рынок, а экспорт при этом не обеспечивает достаточной компенсации. Более того, в течение последнего квартала ускорился наращивания дефицита. С одной стороны, европейский кризис, который постепенно приобретает глобальные масштабы, ограничил спрос на украинские неконкурентный экспорт. С другой - пока предприятия практически полностью берут удар на себя, т.е. доходы украинских еще не почувствовали в полной мере влияния кризиса, а потому при неизменном курсе гривны обеспечивают (через потребительский рынок) существенный прирост импорта.

До начала этого года импортного капитала хватало, чтобы компенсировать дефицит текущего счета, удовлетворить спрос на наличную валюту украинцев и иногда еще и пополнять резервы Нацбанка. Однако 2012 тенденции изменились - сейчас приток капитала уже мало даже для покрытия дефицита текущего счета. И пусть не вводят в заблуждение большие объемы привлечения капитала в III квартале, ведь из них $ 2,6 млрд - это дорогие государственные еврооблигации. Они вместе с $ 1,25 млрд, полученными от доразмещения в ноябре, заместили $ 3,5 млрд госдолга, выплаченных МВФ. Но их обслуживание будет более чем вдвое дороже, а значит, в перспективе усугубит проблемы с платежным балансом и дефицитом валюты.

Приток капитала перестал покрывать потребности текущего счета не только из-за роста дефицита последнего. Первые два квартала 2012 года четко указывают на то, что инвестиции и кредиты начали поступать в Украину значительно медленнее. И если проблемы с текущим счетом возникли вследствие бездеятельности правительства, то динамика притока капитала - результат его целенаправленных действий, которые привели к потере Украиной инвестиционной привлекательности для нерезидентов.

Следовательно, ситуация с валютными поступлениями очень сложная. Во-первых, дефицит текущего счета при неизменном курсе гривны увеличиваться. Национальный товаропроизводитель будет терять конкурентоспособность даже на внутреннем рынке. А поскольку глобальная экономика приближается к рецессии, то в ближайшее время Украина еще в большей степени начнет испытывать это на себе. Во-вторых, приток капитала будет уменьшаться и дальше. Инвестиционный климат в стране крайне неблагоприятный. В-третьих, правительство, как уже отмечалось, выстраивает долговую пирамиду, когда уплачивает внешние долги за счет новых, но уже под более высокие в несколько раз проценты. Наконец в следующем году размер выплат по предыдущим кредитам резко возрастет по сравнению с нынешним, а возможности новых заимствований, даже под более высокие проценты, усложнятся, несмотря на кризисные явления на внешних финансовых рынках. Все приведенные факторы являются очень весомыми, а развитие ситуации в Украине и мире показывает, что они будут действовать в течение, по крайней мере, нескольких кварталов. Поэтому дефицит валютных поступлений является структурным, и одноразовыми мероприятиями или, тем более, исключительно административными, к которым прибегает правительство, его преодолеть не удастся.

«Железные» аргументы от Арбузова

Впрочем, в Нацбанке логических аргументов не в пользу гривны категорически не воспринимают (по крайней мере, публично) и уже больше года делают ставку на все экстравагантные методы административного закручивания гаек, которые должны сдержать курс гривны от обвала.

Прежде регулятор начал прибегать к созданию искусственного дефицита гривны на рынке, чтобы банки не могли покупать валюту, а наоборот продавали привлеченные в виде кредитов и депозитов доллары и евро. Уменьшив объемы рефинансирования и увеличив нормы резервирования, НБУ на определенном этапе спровоцировал дефицит гривны на рынке и ее резкое подорожание на межбанковском рынке. Кредитования для предприятий стало значительно менее доступным, а это, конечно, сказалось на дальнейшем сворачивании бизнес активности. Недавно отдельные кредитные ставки превысили кризисные значения, грозит банкротством отдельных банков и еще большим подорожанием кредитов для бизнесменов. Однако самая большая опасность заключается в том, что деньги покидают экономику, и она уверенно идет к хроническим неплатежам.

Имеет место и своеобразная манипуляция платежным балансом, которую власти с некоторыми олигархами практикует с начала 2011-го. За неполные два года украинские предприятия получили $ 6,3 млрд торговых кредитов. Это означает, что либо в Украину было импортировано в кредит (без соответствующей оплаты валютой) товара на такую сумму, или поступили деньги за будущий экспорт. Фактически речь идет о скрытой статьи дефицита платежного баланса, которая может ударить по нему, а затем и спровоцировать дополнительный спрос на валюту позже.

Достаточно резонансным мероприятием было введение требования идентифицировать лицо (предъявить паспорт) при осуществлении операций по обмену наличной валюты. Официальные цифры свидетельствуют, что это дало результат. За девять месяцев 2012 года объем покупки банками валюты у населения составил $ 11,3 млрд, объем продаж - $ 17,6 млрд по сравнению с прошлым годом объемы уменьшились на 23% и 29% соответственно. Объем чистой продажи валюты населению достиг за этот период $ 6,3 млрд, что на 37% меньше, чем годом ранее. Однако при этом теневой оборот валюты, по разным оценкам, вырос минимум на 50%: теперь валюта реже проходит через банки, а чаще через «менял». Следовательно, масштаб валютной проблемы таков, что паспорта ситуации кардинально не изменили.

Недавно было утверждено еще два мероприятия в поддержку гривны: ограничение содержания валютных поступлений экспортерами сроком 90 дней и долей 50% и обязательство продавать на межбанке валютные поступления физическим лицам в объеме не меньшем, чем 150 тыс. грн в месяц. Первое мероприятие практиковалось в Украине несколько раз и имело определенную эффективность. Но следует понимать, что экспортеры, как и все другие предприятия, платят зарплату и покупают сырье, поэтому содержать значительное количество валюты, не уменьшая объемов производства, они не могут. Если же произойдет падение производства, то количество денег на счетах ограничиваться производственными запасами (сырье и готовая продукция), что при нынешних объемах экспорта и финансовых пропорций даст не более $ 5 млрд, а этого мало даже на квартал. Относительно второго мероприятия, то он еще менее действенный, ведь большинство переводов (работников) в пользу украинцев направляется на потребление, а, следовательно, обменивается на гривну. Поэтому время покажет, можно ли с этого мероприятия получить хотя бы несколько миллионов долларов.

И, наконец, законопроект о 15-процентном налоге на продажу наличной валюты. Перед тем, как вводить такие меры, следует осознать, что экономическая система обычно находит каналы, которыми ее потоки обходят большинство непосильных барьеров. Конечно, часть теневого оборота зарплат перейдет на гривну, однако сбережения в дальнейшем будут делать в валюте, тем более, когда девальвационный потенциал превышает 15-20%. Кроме того, люди экономят часто для крупных покупок и делают это длительное время. Наконец, вполне вероятно, что таким образом власть решила просто спровоцировать людей к массовой продаже валюты "до введения" налога, а потом так его и не ввести или отменить.

Что дальше?

Все приведенные меры борьбы с дефицитом валюты в большей или меньшей степени временные, одноразовые. Фундаментальные факторы говорят о том, что дефицит валюты при нынешнем курсе и динамике торгового баланса и платежного сальдо только будет расти. Властям придется каждый раз придумывать что-то новое, но эффективность каждого нового мероприятия будет каждый раз меньше. А учитывая то, что за неполные два месяца, с начала октября, НБУ потратил на поддержание резервов около $ 5 млрд (сейчас, по неофициальной информации, они составляют примерно $ 24 млрд против $ 29,2 млрд на конец сентября), валютный рынок будет поглощать успокаивающий эффект даже от жестких мер за считанные недели.

Между тем будут набирать обороты негативные тенденции: рост дефицита торгового баланса, падение конкурентоспособности украинских производителей, как на внешнем, так и на внутреннем рынках, следовательно, освобождения и направления в неоплачиваемые отпуска все большего числа работников, сокращение потребления ими товаров и услуг, а, следовательно, и дальнейшее сжатие внутреннего рынка. Тем временем, валютные эксперименты власти будут побуждать малый и средний бизнес уходить в тень, выбирать доллар как средство обращения и меры стоимости, поэтому гривна не то, что не получит, но даже потеряет нынешние позиции в украинской экономике, и будет рисковать повторить судьбу купоно-карбованцев 1990-х. В такой экономике лишь избранные единицы смогут обеспечить себе достойное существование, а о развитии следует только и мечтать, ведь инвестиции в такую систему идут очень неохотно и требуют слишком высоких процентов.

Зачем это власти? Выборы прошли, теперь можно адекватно реагировать на ситуацию и отвечать на вызовы экономической конъюнктуры. Девальвировав гривну, правительство, казалось бы, даже выиграло бы, ведь удалось бы наполнить бюджет значительно большей суммой, пусть и сильно обесцененных гривен, и тем самым закрыть уже очевидные дыры в бюджете, а главное - в следующем году. Олигархи, ориентированные на металлургический и аграрный бизнес, имели б значительно больше выручки в национальной валюте. Наконец, удалось бы на время остановить неоправданно большой поток импорта и падение конкурентоспособности продукции отечественных производителей, а, следовательно, замедлить темп роста безработицы в условиях глобального экономического кризиса.

Возможно, вся эта борьба с долларизацией вызвана тем, что кресло премьер-министра таки готовят нынешнему главе НБУ и представителю «Семьи» Сергею Арбузову и обвал гривны до этого назначения допустить не хотят любой ценой? Все равно курс гривны остается политическим фактором, делая экономическую ситуацию в стране заложником уже даже не партийных, а конкретных личных интересов. И по этой причине могут попытаться прибегнуть к любым радикальным мерам с выжимания валюты с населения или бизнеса или даже полного запрета ее обращения на территории Украины с уголовной ответственностью за хранение. Собственно из Нацбанка уже звучат предложения ввести уголовную ответственность за продажу валюты на теневом рынке.