В предыдущих статьях цикла «Украинский бизнес - афера века» была проанализирована деятельность государственных корпораций, малых и средних предприятий, крупных частных одноотраслевых корпораций, украинский филиалов транснациональных корпораций, олигархических многоотраслевых холдингов. Можно сделать вывод, что все типы бизнеса, за исключением последних, имеют право на существование и показывают свою необходимость экономике. Олигархический бизнес в целом не отвечает интересам нации.

Отдельные организационные типы бизнес-структур имеют свое предназначение и определенные преимущества и, собственно, необходимые для удовлетворения различных потребностей членов общества. Однако право на существование тех или иных типов бизнеса не является абсолютным. Не все они сегодня полезные обществу. Их эффективность сегодня также под вопросом. Часто они не выполняют тех функций, которые от них требуются. И в предыдущих статьях было показано, что перспектива стать высокодоходными, эффективными и полезными возможна лишь при определенных условиях, которые появятся в результате преобразований нынешней экономики.

Вместе с тем каждый тип бизнеса имеет свои особенности. В частности, во взаимодействии собственников и менеджеров, отношении компаний к партнерам и конкурентам, доступности рыночных финансовых фондов, взглядах и отношениях с властью, включении в международную экономику и т.д. Поэтому преобладание определенного типа бизнеса является предпосылкой построения экономической системы на основе соответствующих типов хозяйственных, финансовых, государственных регуляторных, международных и других отношений. И наоборот, отсутствие необходимых для определенных структур бизнеса общеэкономических и политических предпосылок тормозит их становление и развитие.

Сравнив основные характеристики типов бизнеса и степень обеспечения требований для их функционирования, можно увидеть общность позиций, с одной стороны, (малого и среднего бизнеса - МСБ), крупных одноотраслевых национальных корпораций и местных предприятий ТНК, а с другой - олигархических холдингов и государственных компаний. Первые ориентированы на рыночную конкуренцию, свободы, имущественную ответственность по результатам деятельности, расширения горизонтальных отношений и кооперацию с партнерами, которые являются ключевыми принципами интенсивного национального развития. Вторая группа опирается на совершенно противоположные методы: государственный протекционизм, централизованное управление экономикой, финансовую помощь власти и проедание бюджетных средств, всякое административное содействие. Поэтому они ведут страну к падению конкурентоспособности, застою, коррупции, обнищанию людей, отделение от цивилизованного мира.

К сожалению, сегодняшняя система управления экономики не способствует развитию в частнопредпринимательском и рыночном направлениях. Напротив, она активно помогает и поддерживает государственно-монополистические и политико-олигархические объединения, устраняет альтернативы, препятствует нашей кооперации с иностранными ТНК и действует административно-силовыми методами. Последствия такого управления дали о себе знать в 2012: экономическая депрессия и ожидания финансового коллапса.

Эта система фактически прислуживает олигархам и набивает деньгами карманы чиновникам-коррупционерам. Поэтому и не удивляет почти полная общность экономических и политических принципов функционирования олигархических холдингов и государственных корпораций. Становится понятной и историческая закономерность (это имело место и в европейских странах, и в России), согласно которой при переходе власти к коммунистам-социалистам предприятия олигархов национализируются государством, а после слома тоталитарных режимов государственные объекты благодаря коррупционной приватизации прибирают к рукам олигархи. И те, и те исповедуют одну политико-экономическую философию, используют основанную на тех же принципах модель государственного управления: централизация финансов, бюрократические контроль и регулирование экономики, инвестиционная гигантомания, владение всеми производственными активами и бесчеловечная эксплуатация рабочей силы.

Государственные монополии и частные олигополии очень похожи, как родные братья, и главным для них является не предпринимательство, не совершенствование, не модернизация, а накопление в себя национального богатства. Но оба способа присвоения чужих предприятий и проедание общественных доходов заканчиваются одинаково: развал экономики и необходимость проведения либерально-рыночных реформ.

Стоит заметить, что отдельные типы бизнес-структур внутри выделенных групп крайне неоднородными. В первой группе особые различия характерны для МСБ. Этот бизнес не болеет такими болезнями крупных частных корпораций и локальных очагов ТНК, как оторванность владельцев от менеджмента, бюрократизация управления компанией, низкая внутренняя финансовая дисциплина, стремление к монополизации рынков и т.п. Фактически деятельность малых и средних фирм оказывает лечебный эффект на всю экономику (относительно совершенствования ее структуры и финансового состояния) и не требует активных регулирующих воздействий правительства для предотвращения каких-то негативных последствий их функционирования. Власть должна скорее прямо поощрять и активно поддерживать мелких предпринимателей, как это делается в высокоразвитых странах. К тому же развитие этого типа бизнеса обеспечивает успех долгосрочной динамики страны, поскольку именно он больше насыщает национальное хозяйство глубинными инновациями.

Однако сейчас малый и средний бизнес находится в трудном положении. Он полностью отрезан от внутренних и внешних источников финансирования, целенаправленно ущемляется властью, вытесняется из национальной экономики, а потому сворачивается, эмигрирует или прячется в теневом секторе. Он антипод государственных и олигархических корпораций. Зато чиновникам-коррупционерам и толстосумам он нужен, ведь не имеет сверхприбылей и не в состоянии заплатить большие взятки, а его мелкие услуги крайне необходимы людям. Разрывая и нивелируя МСБ, властно-олигархический истеблишмент подрывает саму основу экономики, которая становится неспособной создавать новые рабочие места и работать на потребительский спрос. Она не может быть стабильной и подавать надежду на лучшее будущее.

Вполне естественно, что практически все мелкие бизнесмены стремятся экспансии на рынках и наращивания капиталов. В этом в значительной мере смысл их жизни. Но не все достигают желаемого. В рыночной конкурентной борьбе часть малых предприятий исчезает, банкротом, закрывается. Владельцы меняют род деятельности или становятся младшими партнерами главных акционеров крупных корпораций. На место выбывших, приходят новые и учреждают новое дело. Малый бизнес подвижный, он ежегодно обновляется, устраняет неуспешных и выдает билеты на вертикальный подъем лучшим.

Очевидно, что лифты, которые вывозят бизнесменов вверх, должны работать и в обратном направлении. Декапитализация, дезинтеграция и структурная реорганизация крупных фирм, утратили конкурентоспособность, должны восприниматься без истерик и инфарктов. Правительство, по каким «гуманных» соображений не должен извлекать их из долговых ям. Иначе, тратя бюджетные деньги на погашение соответствующих хозяйственных обязательств, он делает беднее всех граждан страны, которые не работают в обанкротившихся компаниях. Что никак нельзя назвать гуманными акциями.

Получается, что движение вниз отдельных фирм для экономики так же необходимо, как и движение вверх. Это процессы структурных изменений и обновления общественного производства, предпосылки высоких темпов роста, которые будут иметь долговременную перспективу. Поэтому любые административные шаги власти, ограничивающие упомянутые процессы, являются деструктивными и тормозят развитие страны. Правительственная финансовая помощь крупным компаниям, предоставление преференций олигархическим кланам, преимуществ транснациональным корпорациям относительно малых и средних украинских фирм, содержание за счет общественных доходов убыточных государственных корпораций - все это наносит ущерб экономике и противоречит национальным интересам.

Сравнение между собой двух других типов бизнес-структур первой группы - крупных национальных частных корпораций и украинских филиалов ТНК - явно не в пользу последних. Их доходы обычно не является источником предпринимательских инноваций. Местные предприятия транснационалов не стремятся к конкурентоспособности. Топ-менеджеры недостаточно мотивированы к усовершенствованию, а боссы в штаб-квартирах компаний не связывают свой бизнес исключительно с Украиной, потому при необходимости изымают свой капитал из страны. Но при этом очевидно неприятие действующей властью международного бизнеса, который является конкурентом олигархов. Он мощнее и конкурентоспособнее их корпораций, и ему нет места на украинской территории. На пути независимых предпринимателей, в том числе и иностранных, расставлены все возможные административные барьеры и налоговые ловушки. Неудивительно, что в последние годы поток иностранных инвесторов в Украину фактически остановился.

Владельцы частных национальных одноотраслевых корпораций объективно, по происхождению являются сторонниками свобод, инноваций и конкуренции, выступают органическими партнерами мелких предпринимателей и, в отличие от транснационалов, нацелены на деятельность в Украине. Однако, работая в олигархически коррупционной экономике, начинают подстраиваться к обстоятельствам, принимают правила игры, которые навязывает им система. Пытаясь сохранить / приумножить свое дело, они идут на уступки взяточникам, протискиваются во власть, начинают применять политические возможности для развития бизнеса. Крупные предприниматели кажутся сегодня определенными конкурентами олигархических кланов, однако не стоит надеяться на какую-то политическую оппозицию с их стороны. Ступив на путь коррупции и бизнес использования политики, они забудут о поиске инноваций и или превратятся в типичных финансово-политических магнатов, которые всегда договорятся между собой, или потеряют потенциал хозяйственной конкурентоспособности и со временем их бизнес развалится.

Болезнью украинского крупных частных одноотраслевых корпораций остаются бюрократизация менеджмента и лишний расход, которые сегодня устраняются владельцами путем частых увольнений персонала и занижением зарплаты, кажется беспомощным и является вредным для фирмы. На мой взгляд, эти болезни лучше лечить модернизацией, например, переходом к новым автоматизированных технологий производства и управления, применением «умных» технических средств там, где сегодня используется рабочая сила. То есть, нужны предпринимательские инновации в управлении. Пренебрежение или очень незначительное использование научно-технических разработок и достижений - одна из сердцевинных проблем. Для ее решения, очевидно, многое нужно: увеличение государственного финансирования науки и образования, перестройка высшей школы, налоговые льготы инновационному бизнесу, рост предпринимательской конкуренции. Но все равно самый важный шаг - переход к свободнопредпренимательской экономике.

Главное различие между государственными и олигархическими корпорациями - это, конечно же, форма собственности. Государственные компании, формально принадлежащие всей украинской общине, сегодня фактически контролируют бюрократы. И пока их существование не является полезным для всего общества. Эти компании нельзя заставить быть высокодоходными и инновационными. Однако на них нужно возложить ответственность за предоставление общих некоммерческих инфраструктурных услуг. А другая, демократическая власть будет, по-моему, способна поставить правительственные компании под общественный контроль, что необходимо для преодоления таких недостатков их работы, как дерибан общественных доходов, получения завышенных бюджетных субсидий, бюрократизация управления, использования административных содействий и льгот и т.п.

Зато олигархический бизнес, ни одна власть не сможет поставить на службу обществу. Выход один - лишение его всякой помощи, привилегий, особых прав, специальных источников финансирования. К тому же коренным вопросом является устранение олигократов от политики, используя которую они присваивают общественные доходы и блага и вытесняют из экономического поля своих политических и бизнес конкурентов из первой группы.

Еще одно отличие государственных квазикорпораций от олигократических империй – не ориентирование на вывоз капитала за границу - достаточно условное. Так, бюрократические монополии капитал не экспортируют, однако их менеджеры прячут украденные у государства деньги исключительно за пределами Украины.

Напрашивается общий вывод: наибольшую пользу экономике обеспечивают украинские частные предпринимательские компании всех масштабов и направлений деятельности, которые сегодня малые, а завтра большие. Необходимо этот бизнес всячески поощрять и содействовать его подъему. И эта помощь заключается не в кормлении «с руки бюрократа», а в создании условий, в которых предприниматели стремятся и в которых нуждаются, и в обеспечении общих предпосылок эффективного бизнеса, как, например, преодоление монополизма, прозрачность хозяйственных правил и норм, финансовая стабильность и финансовая открытость. На правительстве лежит ответственность и иного рода - усиление конкуренции, быстрое и справедливое хозяйственное правосудие, качественное предоставление административных услуг, создание условий для обеспечения бизнеса рыночными инвестиционно-кредитными ресурсами на приемлемых условиях и т.п. Стоит напомнить, что в финансовом кризисе 2008 года больше пострадали именно малые, средние и крупные национальные предпринимательские компании, которые накануне потрясений получили кредиты под баснословные проценты и, работая на внутренний рынок, находились в гривневой зоне, которая провалилась. Однако их проблемы остались вне поля зрения государственного бюджета и специально созданного правительственного стабилизационного фонда.

Получается, что в Украине подавляется то, что нужно для развития и благосостояния, а поддерживается то, что мешает, загнивает и разваливается.

Изменения чрезвычайно актуальны. Иначе грабеж людей и сплошное казнокрадство могут закончиться общим бунтом с непредсказуемыми последствиями. И начинать надо с политической власти и осуществить преобразования во всей экономической системе. На микроуровне же нужны структурные сдвиги в сторону развертывания свободного предпринимательского сектора и уменьшение паразитирующих предприятий и их объединений. В частности, необходимо:

устранить из рынков олигохолдинги;

перестроить государственный сектор, возложив на него функции предоставления общих инфраструктурных услуг и поставив под контроль общественности;

привлечь в Украину подразделения ТНК, выполнять наиболее трудоемкие операции в производственной цепочке товаров заместят их импорт в нашу страну;

ввести гарантии акционерных прав и запустить фондовые механизмы капитализации крупных одноотраслевых корпораций;

поддерживать и поощрять государством и создавать инфраструктурные условия и финансовые источники для малого и среднего предпринимательства.

При такой стратегии, действующие неэффективные предприятия должны перейти в умелые руки, а основную мощь экономики составят новые гибкие и динамичные хозяйственные системы. Вместо экономики олигархов и коррупционеров появится экономика свободного инновационного предпринимательства. Фактически на базовом хозяйственном уровне, как и в политическом устройстве, необходимо осуществить революционные преобразования. И времени для этого практически не осталось.