Николай Азаров фактически не скрывает моральной готовности передать ему все правительственные дела, как только тот окажется способным их взять, а сам Арбузов, в свою очередь, работает на создание образа эффективного и энергичного управленца, антикризисного менеджера.

В частности, он меняет режим сотрудничества с руководителями регионов, вводя ежедневные встречи с руководителями ОГА «с целью более оперативного решения неотложных проблем», обязуется во время согласительного совета в парламенте лично контролировать совершенствование законопроектов, которые подаются на рассмотрение Верховной Рады, и демонстрирует готовность к наступательным действиям, бросая в ответ на требование представителей оппозиции относительно его отчетности в ВР, что будет готов сделать это, как только будет готов сам отчет.

Параллельно из Нацбанка уже в правительство переносятся очередные радикальные инициативы, например, по подключению специальных модулей к кассовым аппаратам всех торговых точек, которые должны передавать информацию о движении денег в специальный банк данных.

Таким образом «стажер Азарова», похоже, стремится как можно лучше соответствовать образу «сильной руки», на которую длительное время соцопросы фиксировали спрос в Украине. Можно заметить и определенное сходство с особенно симпатичным пророссийски настроенному электорату образом Владимира Путина, когда тот готовился заменить Бориса Ельцина на посту президента РФ. Другое дело, что, как показал опыт с валютными экспериментами НБУ при руководстве Арбузова, «сильная рука» и жесткие административные методы перестают нравиться украинцам сразу же после того, как власть начинает ограничивать их права и ущемлять интересы.

Несмотря на новые разочарования, многие и дальше наивно полагают, что авторитарный руководитель заботится о решении их проблем, направляя именно на это всю свою «силу». Между тем стиль поведения Сергея Арбузова красноречиво подтверждает, что в его лице страна рискует получить классическое самодурство, когда «сила» таки применяется на полную мощность, но для переламывания через колено всех, кто представляет препятствие реализации любых его волюнтаристских инициатив.

При этом все очевиднее становится и другая черта главного будущего претендента на премьерское кресло: склонность к роскошной жизни на государственной службе и за бюджетные средства. Именно во времена руководства Арбузова в НБУ началось строительство дорого украшенной базы отдыха (формально она, конечно, для «всех работников») в Карпатах, «Вестник государственных закупок» пестрел сообщениями о том, как Нацбанк тратил немалые суммы на собственное содержание, а сразу после назначения его на должность вице-премьер-министра в СМИ попала информация (хотя официально ее пока опровергают) о подготовке для него просторного блока из пяти комнат, способных обеспечить условия не только для работы, но и для комфортного проведения времени в течение «тяжелого трудового дня».

Сейчас очевидно, что, меняя должности, Сергей Арбузов не собирается менять способ поведения и мышления, другими становятся только масштабы. Наибольшая же опасность для государства состоит в том, что стажировка может и не завершиться Кабмином, и тогда уже вся страна рискует превратиться в обслуживающий персонал базы отдыха. Ведь, похоже, нынешний президент способен согласиться на преемника лишь из узкого «семейного круга».