Всегда безотказный в течение последних пары лет механизм «указание с Банковой - взмах руки Михаила Чечетова - принятие нужного решения» начал периодически давать сбои, сам Чечетов забыл о своей дирижерской функции и сидит тише воды ниже травы среди коллег, которых теперь на заседаниях значительно больше, чем пустых мест, а не наоборот, как раньше.

Причины достаточно очевидны - это изменение как количественной, так и качественной структуры нового парламента. За время сессии регионалы стабилизировали большинство на уровне 250-260 депутатских мандатов, вместе с коммунистами и с использованием кнопкодавства.

О конституционном большинстве речь пока не идет. Массовой миграции «тушек» во время первой сессии, о чем предупреждали многие обозреватели, не произошло - то ли потенциальных предателей так испугала устроенная депутатам Табаловым обструкция, то ли сами регионалы решили приберечь «прикуп» до времен, когда без него уже нельзя обойтись.

А такие времена могут наступить уже очень скоро. Требование персонального голосования каждого народного избранника стало для партии власти настоящей карой небесной. Предпоследний день сессии ознаменовал собой невиданный доселе «облом» - несмотря на невероятное напряжение всех сил, регионалы не смогли выполнить даже формальности относительно освобождения назначенных в исполнительную власть нардепов от их депутатских обязанностей.

Как рассказывали оппозиционеры, в течение четверга к ним неоднократно обращались оппоненты с банальным предложением «порешать все по-нормальному»: «мы же ваши проекты по Юле и евроинтеграции включили в повестку дня, чего же вы нам не даете немного покнопкодавствовать?». Но каждый раз эти предложения наталкивались на аргумент о необходимости элементарного выполнения требований Конституции.

Конечно, ключевую роль в этом сыграли именно качественное переформатирование оппозиции и появление в парламенте фракции «Свободы», которая с жаром неофитов принялась «наводить порядок» в Раде, заставляя радикализироваться и «Батькивщину», и УДАР (правда, в меньшей степени). При этом свободовцы не отказывали себе в маленьких удовольствиях: посмеяться над языковым несовершенством Николая Азарова или подергать за воротничок рубашки особенно одиозных оппонентов из числа русских националистов.

При этом в глаза бросалось то, что сами регионалы начали вести себя в нынешнем парламенте менее нагло. Нет сомнений, что при желании, подкрепленном превосходством в физической силе, они могли бы решать все кадровые вопросы быстро и уверенно, и помешать кнопкодавству оппозиционеры вряд ли смогли бы. Но, очевидно, было решено, что имиджевые потери того не стоят.

Впрочем, оппозиции не стоит слишком собой гордиться. Оппонентам власти не надо забывать, что регионалы все же смогли протянуть все без исключения необходимые решения: назначить руководящий состав парламента и правительства, возглавить нужные комитеты, оформить фракцию коммунистов т.д.

Даже в срыве четвергового голосования по увольнению Сергея Арбузова с должности главы НБУ неизвестно, что сыграло большую роль: принципиальность оппозиции или тихий саботаж представителей старых олигархических групп в сине-белых рядах, которым надоело терпеть самоуверенность и невероятные аппетиты представителей «Семьи», которых надо было немного «ослабить».

Не смогла оппозиция обеспечить и обещанную монолитность при голосованиях - случаи, когда одна из трех оппозиционных фракций голосовала не так, как две другие (или когда какая-то фракция при голосовании делилась едва не пополам), случались не раз и не два. Самый яркий пример - решение по отправке украинских миротворцев в Кот д'Ивуар не приняли бы без голосов «свободовцев» (последние сразу после голосования все осознали («Это же получилось, что мы вместе с ПР и коммунистами проголосовали, нас же теперь разорвут» . - говорили в частных беседах) - но было уже поздно).

И, наконец, последняя заметная тенденция первой сессии седьмого созыва - уход на второй-третий план Юлии Тимошенко, чья тень постоянно висела над предыдущим парламентом. Раньше ни одна парламентская неделя не обходилась, по крайней мере, без одного блокирования трибуны ее соратниками, которые требовали ее немедленного освобождения, ее фамилия фигурировала в десятках и сотнях сделанных заявлений.

Сейчас о заключенном лидере «Батькивщины» в здании под куполом вспоминают в разы реже. Тимошенко как образ сыграла немалую роль во время избирательной кампании оппозиции, а по ее завершении оказалась почти забытой. Отыграть ситуацию оппозиционеры решили только после Нового года, когда на фоне событий в харьковской больнице «УЗ» таки потребовали декриминализации «статьи Тимошенко» и провели «женское блокирование».

Но уже со следующей сессии, которая должна ознаменовать собой начало президентской кампании, Тимошенко вряд ли полноценно вернется в информационное пространство - оппозиционные лидеры прекрасно понимают, что до выборов она из-за решетки никак не выйдет, а значит, каждый из трех лидеров фракций будет использовать парламент как площадку для пиара самого себя (разве что «Батькивщина» и Арсений Яценюк в 2015 году решат сделать «Юле - волю!" центральным лозунгом кампании, что маловероятно).

Именно предстоящие президентские выборы и личные амбиции и являются наибольшей угрозой для единства оппозиции в перспективе - соразмерно с «тушками», которых регионалы наверняка начнут массово вербовать уже со второй сессии.